Улагаевский десант в станице Приморско-Ахтарской

Бабиев обеспечив левый фланг, повел войска на Брюховецкую. В центре за авангардом Улагая на Тимашевскую наступала Сводная дивизия генерала Казановича. На правом фланге 2-я Кубанская дивизия Шифнер-Маркевича наступала на Гривенскую. В Приморско-Ахтарской расположился штаб с небольшим прикрытием и весь «тыл», в основном – гражданские. Это лихое наступление сразу привело к ошибкам, основные силы слишком оторвались от тыла. Об этом начштаба Драценко безуспешно пытался предупредить Улагая, говоря об ущербности такой тактики, требовал обратить внимание на слабые фланги. В целом Улагай и его начальники дивизий стремились повторить успех 1918 года – стремительный рейд, победа и общее восстание. Однако красные были уже не те, что в 1918 году, да и Кубань изменилась. Население уже «навоевалось».

Сергей Георгиевич Улагай


Высадка шла 4 дня и к её завершению передовые части были уже в 50-80 км от штаба и тыла. Красное командование перебросило с севера подкрепления и решило отрезать белый тыл от ударных дивизий. Слабый заслон белых у Бриньковской был легко сбит. Красные войска наступали на юг, планируя перерезать железную дорогу Ахтари – Тимашевская. Драценко приказал Бабиеву немедленно восстановить фронт. 1-я Кубанская дивизия была вынуждена вернуться. Бабиев отбросил красных, поставил заслон и снова двинулся на Брюховецкую.

18 августа Бабиев занял Брюховецкую, части генералов Улагая и Казановича — Тимашевскую, а солдаты Шифнер-Маркевича — Гривенскую, Новониколаевскую и ещё ряд поселений. Был занят значительный плацдарм — 80 км по фронту и около 90 км в глубину. Группа Улагая вошла в соприкосновение с отрядом полковника Скакуна (несколько сотен бойцов) и к белым присоединилось около 2 тыс. казаков из занятых станиц.

До Екатеринодара оставалось около 40 км, началась эвакуация советских учреждений, и белое командование ждало, что Кубань вот-вот взорвётся всеобщим восстанием против красных. Активизировалась «армия» Фостикова, пытаясь пробиться к группе Улагая. Первый этап операции, несмотря на некоторые ошибки, был успешным. 19 августа Врангель издал приказ о переименовании Главнокомандующего ВСЮР в Главнокомандующего Русской армией, а состоящее при нем правительство — в правительство Юга России. В этот же день севернее Новороссийска был высажен отряд генерала Черепова.

Но красное командование уже пришло в себя и стягивало войска. Командование Кавказского фронта — командующий В. М. Гиттис, члены РВС Г. К. Орджоникидзе, А. П. Розенгольц, В. А. Трифонов, стало подтягивать резервы — 3 стрелковые, 4 кавалеристские дивизии и одну стрелковую бригаду. Из резерва главного командования направили Московскую бригаду кремлёвских курсантов. Из них формировали две ударные группы — для удара с севера во фланг и тыл группе Улагая, и с востока для фронтального удара. Собирались части разбросанные гарнизонами по огромной территории. Перебрасывали войска из Азербайджана, запасные подразделения.

В городах проходили мобилизации – «неделя борьбы с Врангелем», неделя «красного добровольца». С севера перебрасывали 9-ю и 2-ю Донские дивизии. Для того, чтобы Врангель не направил подкрепления из Крыма, в Таврии организовали наступление 13-й и 2-й Конных армий.
Десант Черепова провалился. Он смог продвинуться только на 8-10 км от берега. Затем был блокирован 22-й стрелковой дивизией. Связной от «зелёных» обещал скорую помощь, в горах скрывалось значительное число бывших белогвардейцев. Однако долго под артиллерийским обстрелом отряд Черепова продержаться не смог. «Зеленые» предлагали провести отряд в обход позиций противника горными тропами, но Черепов не доверился им, и 22 августа десант эвакуировали.

18-21 августа части Улагая стояли на месте, приводили себя в порядок. Белые корабли прикрытия, посчитав задачу выполненной, ушли. К Ахтарям подошла красная Азовская флотилия и начала бомбардировку. Одновременно с северного направления снова атаковали красные, с целью перерезать железную дорогу, отделив тылы от главных сил. Заслон юнкеров у Бриньковской оттеснили, он еле держался у Ольгинской. Штаб, утративший связь с главными силами, и гражданские, оказались под угрозой окружения и уничтожения. Было принято решение составить огромный железнодорожный состав и пробиваться к Тимашевской. Поезд еле шел, у Ольгинской штабу пришлось помогать юнкерам, отбивать атаки красных. Едва проскочили, как железную дорогу перерезали, группа Улугая была отсечена от моря.

Ситуация серьезно ухудшилась. Азовская флотилия в ночь на 24 августа заминировала выходы из Приморско-Ахтарска, чтобы пресечь возможную эвакуацию противника, и высадила в р-не Ахтарского маяка морскую дивизию, которая создала угрозу тылу группы Улагая. Связь Улугая с генералом Бабиевым прервалась, командующий десантом предложил Врангелю, ввиду подавляющего превосходства противника в численности, выслать суда для эвакуации. Начальник 1-й Кубанской дивизии генерал Бабиев оценивал ситуацию иначе и предлагал продолжить операцию. Несколько дней шли упорные бои у Бриньковской и Ольгинской, станицы несколько раз переходили из рук в руки. Только получив сведения об отходе 2-й Кубанской и Сводной дивизий, Бабиев 25 августа перешёл в район хутора Степного.

В ночь на 25 августа белое командование высадило третий десант — около 3 тыс. бойцов под командованием генерала Харламова было высажено на Тамани. Харламов должен был у Темрюка соединиться с группой Улагая. Белые взяли Таманскую и выбили красных с Таманского полуострова, но дальше перешейков продвинуться не смогли. 29 августа десант под сильным давлением стал отходить и к середине 2 сентября был эвакуирован.
28 августа против группы Улагая развернулось сильное наступление с фронта. Тимашевская была атакована 2-й Донской дивизией и кавбригадой, и несколько раз переходила их рук в руки. В итоге Тимашевская осталась за красными. Штаб и тыл перевели в Гривенскую, в Ачуеве организовали новую приморскую базу, срочно сооружали пристань.

В результате упорных боев красные войска заняли Степную, и группа генерала Улагая оказалась разрезанной надвое. 1-я Кубанская дивизия Бабиева была отделена от других сил и штаба, её теснили к болотистым лиманам и плавням, сужая возможности для маневра. Несмотря на яростные контратаки, белым не удалось вернуть Степную. Одновременно красное командование организовало десант – по Кубани и р. Протоке было направлено три парохода и несколько барж под командованием Е. И. Ковтюха и комиссара Д. А. Фурманова (около 600 человек). Десантный отряд под прикрытием тумана прошел линию фронта и ударил в тыл Улагая в станице Гривенская.

В это же время 9-я дивизия начала наступление на Новониколаевскую, которую обороняли части Казановича и Шифнер-Маркевича. Отряд Ковтюха, вызвал панику в белом тылу, и занял половину селения. Белые стали отходить от Новониколаевской, они выбили Ковтюха из Гривенской. Но по пятам шли красные полки, за Гривенскую снова завязались бои. Ситуация стала критической.
Группа Улугая, под прикрытием арьергардов, начала эвакуацию. В конце августа вывезли силы Бабиева, тыловые соединения, всех желающих уехать. К 7 сентября вывезли и основные силы. Отход был довольно спокойным, вывезли всех желающих, всё имущество, лошадей, артиллерию и броневики.

Итоги
— Основную цель операции не смогли реализовать. Взять Екатеринодар и поднять Кубань против красных, создать Кубанский фронт, расширив базу белого движения, не вышло. Армия Врангеля снова была заперта в Крыму и Таврии. Считается, что главная причиной провала операции стала задержка белых войск, которые вопреки первоначальному плану стремительного наступления, не оглядываясь на тылы, сделали паузу. Однако сыграла свою роль и повышение боеспособности Красной Армии, оперативных способностей её командования.
— Однако десант Улагая смог пополнить русскую армию Врангеля.

Несмотря на большие потери юнкеров и пехоты (в ротах выбило до 60-70% личного состава), которые сдерживали натиск Красной Армии, десант вернулся в более чем удвоенном составе. К эвакуированным частям присоединилось более 10 тыс. казаков, но большинство из них были безоружными, или без огнестрельного оружия. Появилась возможность усилить белую кавалерию, привезли и 6 тыс. лошадей. Привезли и больше пушек, чем брали с собой.
— «Армия» Фостикова была разбита. Потеряв всю артиллерию, почти без боеприпасов он был оттеснен в горы и ушёл в район Адлер — Сочи. 22-23 сентября 1920 года его отряд Фостикова (свыше 2 тыс. казаков) был вывезен в Феодосию.
Автор Самсонов Александр.

192 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Комментарии закрыты