СОЛЯНЫЕ ПРОМЫСЛЫ

СОЛЯНЫЕ ПРОМЫСЛЫ

По дороге к Приморско-Ахтарску по дамбе мы пересекаем высыхающее летом озеро. Зимой и весной оно заполняется дождевой водой, сюда слетается масса водоплавающих птиц, среди которых встречаются даже лебеди. Птицы собираются на зеркальной поверхности озера, и никто из современников не может даже предположить, что 150 лет назад недра этого водоема могли «рожать» соль, в отдельные годы, весьма значительное количество.
В середине 70-х годов мне, 25-летнему слесарю-мотористу, пришлось работать с очень интересным человеком – Лихоносовым Виктором Ивановичем – он был моим наставником. Детство Лихоносова прошло в станице Степной. По его рассказам ее жители в годы войны пешком ходили к Приморско-Ахтарскому соляному озеру и в небольшом количестве собирали соль, употребляемую в пищу. Тогда меня удивило два обстоятельства, что это озеро могло давать соль, и что степнянцы ходили пешком так далеко.

В современном краеведении этому вопросу уделяется незаслуженно мало внимания, всего по несколько строчек. И это не случайно, ведь соляные озера на Кубани свое промысловое значение потеряли еще в середине XIX века. Как говорится, сейчас это предания «старины глубокой». Даже в такой значительной книге, как книга Навозовой Ф.В. «Краснодарский край», вообще не упоминается о соляных озерах и о добыче соли в нашей местности. Однако там упоминается о запасах лечебной грязи в водоемах вблизи станицы Приморско-Ахтарской. Эта тема еще ждет своего исследователя, ведь еще в 1906 году доктор Ахтарского приемного покоя (больницы) мечтал об открытии в станице Приморско-Ахтарской грязелечебницы.
Ф.А.Щербина рассказывал, что первые годы жизни на Кубани соль для казака составляла не только предмет потребления, но и серьезную статью доходов. Добыча соли производилась казаками, как для собственного потребления, так и для мены с горцами. Мена производилась на меновых дворах. Казаки меняли четверичек соли за два ржи, за четверик (старорусская мера сыпучих веществ =26,24 л) пшена или пшеницы. Мена же на овощи и фрукты производилась по соглашению. «Соль в ту пору служила и предметом потребления для населения и скота, и меновой единицей», – писал Ф.А.Щербина. Благодаря такому двойственному назначению в урожае и добыче соли одинаково были заинтересованы и население, и правительство. Черкесы в обмен на соль давали пшеницу, войско добывало таким путем до ста тысяч пудов хлеба (т.е. 1640 тонн).

Успешное развитие рыбной промышленности Черномории также было бы невозможно без добычи соли. Соляной промысел являлся очень доходной статьей войскового правительства, поэтому устанавливался строгий контроль за ее добычей. Соль в Черномории добывали из пяти групп самосадочных соляных озер: Бугазских-Южных, Петровских, Ачуевских, Ахтарских и Ясенских.
На территории Приморско-Ахтарского района находятся две группы озер – Ачуевские и Ахтарские. Ахтарская группа озер находится к востоку-юго-востоку от Ахтарского лимана. В ней только самое большое озеро Головное соединяется с Азовским морем, а остальные: Скелеватое, Кривое и Комковатое питаются соленой водой из Головного. Эта группа озер в 1860 году занимала площадь 4315 десятин.
Соль садится в июле-августе при действии сильной жары и засухи. «Дождь, благодетель и союзник нивы, – враг соляного озера. Обыкновенная садка, т.е. кристалловидная кора, которой подергивается озеро, бывает в четверть вершка толщиною», – писал исследователь И.Д. Попко.

Войсковым жителям предоставлялось право добывать соль в определенных количествах: казаку – 50 пудов, а офицеру – 100 пудов в год на семью с оплатой акциза в пользу войсковой казны по 4 и 2/7 копейки серебром с пуда, или пятую часть сбора. Сначала заполнялись солью войсковые магазины и только тогда допускали к сбору жителей.
В 1847 году подполковник Посполитаки писал в рапорте «О большом стечении народа при гребке соли» в районе Ахтарской косы. А бывший с ним начальник Генерального штаба капитан Фалькенгаген писал: «Самое прибрежье занято Ахтарским поселком, при котором находятся склады войсковой соли в буртах (до 600 пудов), добываемой с прилегающих здесь Ахтарских соляных озер».
Добычей соли занималось преимущественно бедное казачье население, пополнявшее подобными заработками свой более чем скудный бюджет. «В 40-х годах19 века, – приводит пример В. Голубицкий, – за каждый добытый, сложенный в ярус, укрытый и обнесенный вокруг канавами, пуд соли, ломщик-рабочий получал плату в размере 3,5-4 копейки серебром».

Так, в 1851 «урожайном» году соли собрали столько, что если загрузить в современные железнодорожные вагоны по 60 тонн, то таких вагонов понадобится 135, т.е. два больших железнодорожных состава. В среднем за десятилетие собирали по 83186 пудов соли. Однако, как писал в своем отчете смотритель, необходимо иметь в виду следующее:
а) «урожаи бывают или весьма малые или весьма большие, в некоторые годы и вовсе не бывает собираемо с них соли, по случаю частых дождей или больших ветров и малому количеству тогда в озерах рапы»;
б) «урожай соли бывает не всегда на одних и тех же озерах или местах главных озер»;
в) «чем больше бывает «урожай» соли, тем более необходимо ломщиков для войска и войсковых жителей для вывоза ее по ярлыкам. Потому тогда требуется при тех озерах или местах большое количество земли для пастбищ и прогона скота на водопой и на кошение для соли покрышки, при большом же урожае соли обыкновенно бывает продолжительная засуха, которая нередко сжигает необходимый для скота корм и нужное для покрышки сено».
Как видно, не простая это была задача – собрать соль даже тогда, когда бывал хороший «урожай». Во-первых, поджимали сроки, не успеешь собрать – пойдет дождь, и готовая уже соль опять растворится в воде. Во-вторых, нужно было значительное количество рабочих-ломщиков соли, заготовителей «покрыши» из сена и камыша для буртов соли, подвозчиков воды и продовольствия, перевозчиков соли в кагаты на войсковые склады и во внутренние магазины. Добыча соли напрямую зависела от капризов погоды. В дождливое лето ее не собирали, за 10 исследуемых лет такое случалось трижды: в 1853, 1854 и в 1856 годах.

Наверное, поэтому так долго оставалась незаселенной местность в районе Ахтарского поселка. Очень уж неспокойное было летом место, как проходной двор. Со всей Черномории собирались казаки в ожидании садки соли. Ожидать приходилось и неделю, и две, пока смотритель не даст разрешение на начало сбора.
Во второй половине 19 века озера Ахтарской группы стали ежегодно заливаться водой. Поэтому садка соли в них бывает редко, а за период с 1896 по 1915 год садки вообще не было. В отчете начальника Кубанской области за 1900 г. пишется: «При незначительных искусственных сооружениях и здесь возможно было бы устранить причины, мешающие образованию соляного осадка, но, к сожалению, население не желает позаботиться об этом, войско же для этого не располагает свободными средствами».
В результате воздействия человека, с 60-х годов 19 века промыслы по добыче соли потеряли свое значение. Одновременно на рыбозаводах резко стало уменьшаться количество выловленной рыбы. Соприкосновение с этими материалами позволяет сделать некоторые выводы:
1). Природа одарила наш район несметными богатствами: соль, рыба, чернозем, лечебные грязи…

2). В результате деятельности человека мы потеряли соляные промыслы и даже об этом хорошенько забыли.
В наших водоемах также катастрофически уменьшилось количество рыбы. Если и дальше так пойдет, то мы своим внукам будем рассказывать о том, что видели в речке рыбу.
3). В результате бездействия, мы до настоящего времени не используем такое богатство, как лечебные йодо-бромные грязи, которые были известны еще в 19 веке. Это бы сделало Приморско-Ахтарск курортным городом со всеми вытекающими отсюда экономическими возможностями.
И последнее. Исследование наводит на мысль о том, как осторожно человек должен относиться к природе, к нашим природным богатствам и беречь их.
Владимир Винокуров, историк-краевед.

453 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Комментарии запрещены.