Природа Приазовья

Природа Приазовья
Бьются крутые волны о бетонную набережную, высоко взлетая, рассыпаются серебристыми брызгами. Свистит в ушах влажный морской ветер, теребит лохматые шапки могучих платанов. Но чаще бывает по-другому. Ослепительно сверкает на солнце синяя гладь, мелкой рябью набегает на берег. И тогда умиротворенный плеск прибоя напоминает вздох утомленного человека.
В такие погожие дни хорошо видны со стороны моря очертания берега. От бетонной набережной Приморско-Ахтарска прямой лентой тянется он на север к Бейсугу, а с юга круглится чашей Ахтарского лимана, уходя дальше к Садкам и Ачуеву. Сложенный легко размываемыми лессами и лессовыми суглинками, берег круто обрывается у кромки прибоя.

Азовское море! Испокон веков было оно для местных жителей и кормильцем, и причиной бед. Его наступление казалось неотвратимым. Словно сказочное чудовище поглощало оно кромку берега, ежегодно отнимая у города почти пятиметровую полосу.
…Сидел как-то вечером казак Данило Бугрий за стаканом доброго домашнего вина, прислушиваясь к шуму морского прибоя. Вдруг почувствовал, будто дрогнул и сдвинулся под ним старый дубовый пол. Удивился Данило, выбежал на крыльцо, крикнул с огорода жену:
— Слышишь, мать, вроде бы хата поехала!
— Выпьешь еще кварту, так она и в пляс пустится,— отозвалась жена. Но, взглянув на подворье, так и застыла с разинутым ртом:
— Свят-свят, рушится!

Не одну Данилову хату поглотило ненасытное море, и не вмешайся человек, не успокоилось бы никогда. Но встала на его пути рукотворная стена и остановила разрушительное шествие. В бетон оделись берега, таранят прибой мощные волноломы. Люди знают — землю надо беречь. А здесь она добрая, щедрая.
Когда-то на приазовских карбонатных черноземах, что раскинулись на восток от моря, росли густые сочные травы, тянулись к небу дубовые леса. По ковыльно-разно-травному привольно проносились табуны диких лошадей-тарпанов да стада быстроногих сайгаков. Забредали сюда и лоси. Поводя раскидистыми рогами, спокойно шествовали по болотистому мелководью эти горбоносые великаны, лакомясь молодым тростником и рогозом. Но давно уже вырублены леса, а степь распахана. На месте дикого травостоя колосится кубанская пшеница, тянутся к солнцу желтые початки кукурузы, кланяются земле тяжелые го ловки подсолнечника.

Последние дни доживают и дикие плавни. Вгрызаются в вековую топь ковши экскаваторов, натужно ревут бульдозеры, и превращаются гнилые болота в плодородные поля. И лишь кое-где на непригодных землях, как и тысячелетия назад, обрамленные узкими свернутыми листьями, колышутся на ветру рыжие метелки ковыля, тихо шелестят лиловые кусты бессмертника. Кружатся неугомонные пчелы над яркими шапками горицвета, над собранными в соцветия корзиночками пижмы, над желтыми цветками латука. Тут и там одиноко торчат оголенные стебельки кермека, фиолетовыми пятнами разбросаны душистые кустики дикого шалфея, острыми иглами ощетинились мелкие заросли терновника.

Многообразная жизнь кипит в Приазовских плавнях. В жаркий летний день стоит над ними неумолчный комариный звон, далеко окрест разносится хоровое кваканье лягушек. В прибрежных разводьях на кочкарниках, выпустив метельчатые соцветия, зеленеет осока. Рядом поднимается над водой ежеголовник. Его крупные плоды-костянки твердо стоят на прочной ножке у основания стреловидных листьев.
На мелководье, по топкому дну, расползлись бугристые корневища рогоза. Богатые крахмалом, они служат лакомой пищей для четвероногих обитателей болот. Издавна использует это растение и человек. Из рогоза можно приготовить веревку, упаковочный и подвязочный материал, а волоски плодов служат сырьем для производства кино пленки. В смеси с шерстью они дают также высококачественный фетр.

Здесь же плавающими островками белеют кувшинки. Изредка встречаются водяной орех или рогульник. Его округло-ромбические листья держатся на массивных черенках, снабженных плавательными пузырьками. Плоды рогульника съедобны. Раньше местные жители их мололи, выпекая из муки вкусный хлеб. Но шли годы и реликт третичной флоры оказался обреченным. Чтобы спасти это редкостное растение, его занесли в Красную книгу.
…Закачалась пятиметровая стена камыша. В поисках пищи пробиваются через нее осторожные кабаны. Все идет в их прожорливый желудок: сочные корневища рогоза, яйца водоплавающей птицы, черви, моллюски.
Где-то в стороне из густого хвоща показалась буровато-серая мордочка енота. Маленькие ушки стоят торчком, под глазами темные опалины. Поводя пушистым хвостом с черно-бурыми кольцами, зверек зорко осмотрелся вокруг и, схватив пятипалой лапой длинного болотного червя, осторожно несет его к воде и по-хозяйски прополаскивает. И так каждый раз. Только тогда, когда добыча хорошо по мыта, зверек принимается за трапезу. Видно, поэтому и закрепилось за ним название енот-полоскун.
Рядом в разводье быстро движется серо-коричневая спинка ондатры. Мгновение — и она уже под водой. Питается ондатра рыбой, моллюсками, побегами чекана-и камыша, корневищами ежеголовника и рогоза. В нашу страну этого зверька завезли из Северной Америки в 1927 году.

Другой переселенец с американского континента, прижившийся в плавнях,— болотный бобр — нутрия. Этот буровато-коричневый зверек питается водорослями: роголистником, кувшинками и особенно любит рогоз.
Ночью выходит на охоту норка. Вот притаилась она среди камыша и вдруг стремительно бросается в воду — только темно-бурая спинка мелькнет в бледном свете луны. Миг — и в ее острых зубах трепещется серебристая рыбка или зазевавшаяся лягушка.

Волоча длинный пушистый хвост, в береговых зарослях шныряют лисицы. Встретишь здесь и камышового кота-хауса. Этот сравнительно крупный хищник на носит окружающей фауне большой вред, уничтожая не только птиц и промысловых зверей, но зачастую нападая и на домашнюю птицу.
Много в плавнях и пернатых. С важным видом стоят длинноногие белые цапли. Сверкая черным оперением, неустанно ныряют под воду прожорливые бакланы.

В глубоких ериках — стаи диких уток, встречаются гуси и лебеди. На подсохших островках обитают выводам куликов. Кружит над болотистой равниной камышовый лунь — высматривает птиц и мелких зверьков. И всюду: над лиманами, над береговой полосой, где шумит пенистая полоса прибоя, над прибрежными зарослями камыша с криком проносятся белокрылые чайки. А рядом, над просто рами полей, звенит мелодия жаворонка.

Высоко в небе плавает черный коршун. Ничто не скроется от его зоркого глаза. Вот выскочил из норки суслик. Хищник складывает крылья и камнем падает вниз. Мгновение — и зверек уже трепещет, зажатый в когтях. Не обделила природа коршуна и хитростью. Заметит юркнувшего в нору хомяка, опустится рядом и часами сидит в ожидании, пока жертва не выглянет наружу.
В зарослях лесополос поет, заливается золотисто-желтая иволга. С утра до темна гоняются за насекомыми стаи неугомонных синиц и скворцов, стремительно проносятся ласточки, то почти касаясь земли, то взмывая под облака. Это одна из самых высотных птиц. Если голубь способен подняться над землей на два километра, то для ласточки не всегда предел и четыре.

Над полями в замысловатых пируэтах «танцует» пустельга. Гроза мелких птиц, особенно воробьев, пустельга не пасует и перед более крупными пернатыми — воронами и сороками. Занимая их гнезда, она достраивает чужое жилье на свой вкус, выстилает его мягкой подстилкой из полыни или шерсти. Огромную пользу приносит эта птица человеку, поедая насекомых, мышей и других вредителей сельскохозяйственных культур.

В сочных лугах неумолчно свистят перепелки. В пол день, когда все замирает от палящего зноя, их песни раз носятся еще звонче. Эта маленькая птичка весьма плодовита. В условиях долгого кубанского лета она делает два выводка, откладывая по 12—20 яиц в каждом. Перепелка до вольно сообразительна. Свой выводок она не поведет через проезжую дорогу без предварительной «разведки». Выйдет на полотно, осмотрится и, если нет угрозы, вызывает свое потомство. Впереди обычно шествует сама курочка, а петушок замыкает вереницу малышей.
Хоть нет в Приазовье густых лесов, но кое-где все же услышишь древесного санитара-дятла. Изредка доносится голос кукушки. Как правило, кукует самец. Серенький с пестринками, опустив длинный хвост, сидит он на ветке и ждет, не откликнется ли соперник.

Изредка на сухих полевых участках можно встретить мягкие желтые кучки земли, выброшенные с большой глубины слепышами. У этого маленького подземного обитателя мягкая густая шерстка. Она хорошо зачесывается в обе стороны. А это для зверька очень важно. При движении по узким лабиринтам вперед или назад грунт в мех не по падает. С помощью острых, выступающих вперед зубов он прокладывает длинные, до полутора сотни метров, под земные ходы. А рядом с гнездом устраивает сложную систему складов, в которые собирает коренья и луковицы различных растений.
Слепыш совсем не имеет глаз. Да они ему и не нужны. Всего один раз в год, в начале июня, выходит он на поверхность в поисках невесты. Колонии слепыша очень малочисленны, поэтому зверек строго оберегается и занесен в Красную книгу.

А вот около своей норки столбиком поднялся на задние лапки суслик и свистит, свистит, заливается. Но стоит появиться ястребу, как он — шмыг в норку, только его и видели. А к зиме, устроив на двухметровой глубине мягкую постель из сухой травы, забьет он землей вход за собой к заляжет на долгую спячку.
Встретишь под Приморско-Ахтарском и хоря-перевязку. Ночью выходят на прогулку большие тушканчики. В бледном сиянии луны собираются они группами среди полей и начинают игры. Иногда тушканчики сидят, опираясь на длинный хвост, и тогда становятся похожими на австралийских кенгуру. Но вот в стороне проскакал заяц, где-то за болотными зарослями завыла волчица. В испуге заметались тушканчики, и мигом рассыпалось веселое игрище.

Богата и разнообразна флора и фауна Приазовья, обильны его поля и лиманы. Западная часть Приазовской низменности — зона умеренно-континентального климата. Зима здесь мягкая, лето теплое. Средняя температура июля +21, + 24 градуса, в январе она составляет —2, —5 градусов. В год выпадает до 530 миллиметров осадков.

Бывает в этом районе и резкое похолодание. Так, значительные заморзки отмечались в августе 1865 года. Исключительно суровыми были зимы 1920/21, 1953/54, 1968/69, 1971/72 годов.
Редко, но все же случаются интенсивные ливни и сильные ураганы. Хорошо помнят приморскоахтарцы день, когда разрушительный смерч пронесся над городом. Шквальный ветер срывал крыши домов, валил телеграфные столбы, с корнем вырывал могучие деревья.

Низинное восточное побережье Азовского моря доступ но как для континентальных ветров, так и для морских. Продолжительные юго-западные ветры, дующие в одном на правлении, иногда переходят в жесточайшие шквалы, и тогда уровень моря у побережья резко повышается. Так, во время урагана 13 марта 1913 года вода поднялась на три метра, затопив огромное пространство. Многие станицы и поселки на берегу были разрушены. Волны размыли полотно железной дороги, опрокинули паровозы, выбросили на берег несколько крупных судов.

Такое буйство стихии за последние десятилетия повторялось неоднократно. Ураган особой силы пронесся в ночь на 29 октября 1969 года, но благодаря своевременно принятым мерам и четко организованным спасательным работам, материальные и людские потери были сведены до минимума.
И все-таки не циклоны, не суровые зимы характерны для Приморско-Ахтарска. Они здесь редки и непродолжительны. Восточное побережье остается благодатным солнечным краем.

14 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Комментарии закрыты