Партизаны Великой Отечественной

ПАРТИЗАНЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ
Перед самым вступлением немцев на территорию Краснодарского края мы с мамой с последним эшелоном эвакуировались из Краснодара. В пути на этот эшелон, где были и военные, и гражданские, не раз налетали немецкие самолеты и беспощадно бомбили. Мама была ранена, но мне удалось на носилках доставить ее в госпиталь, а потом мы эвакуировались.
Председатель Приморско-Ахтарского райисполкома, комиссар Иван Гаврилович Мацокин, мой отец, организовал эвакуацию семей всех партизан, но путь их движения был перерезан немцами, и они попали на занятую врагом территорию. Потом их отправили к месту проживания, и они находились в своих домах, что «связывало руки» партизанам.
После освобождения Кубани от оккупации мы с мамой вернулись домой и узнали о той трагедии, которая произошла в нашем районе. Мы посетили те места, где находился партизанский отряд, опросили людей — свидетелей тех трагических событий, тесно общались с семьями партизан, которые все знали и пережили случившееся горе.

Несмотря на то, что мне сейчас 91 год, у меня сохранилась отличная память, я помню все подробности тех событий и имена людей. И в своих воспоминаниях хочу изложить все, что знаю о тех событиях.
Июль-август 1942 года. Идет кровопролитная Великая Отечественная война. Немцы заняли Ростов-Дон и стремительно продолжают наступление через степные просторы Кубани к Кавказу, богатому нефтью. Партийно-советские активисты степных районов организуются в партизанские отряды и отбывают в горно-лесные районы края.
По распоряжению вышестоящего директивного органа в станице Приморско-Ахтарской создается партизанский отряд, которому дан приказ дислоцироваться в пределах своего района в плавнево-степной зоне. Такой же приказ получило и руководство Темрюкского района.




В полях созрел урожай, который надо было убрать до прихода немцев. Кадры механизаторов ушли на фронт, огромные трудности с уборкой урожая легли на плечи руководства района. Председатель райисполкома Мацокин Иван Гаврилович переселился в свой рабочий кабинет и, отведя на сон 2–3 часа, все время занимался решением множества дел: изыскивал транспорт для эвакуации людей, вывозил технику, скот, зерно, архивы и банковские ценности. Когда Иван Гаврилович провожал людей в эвакуацию, педагог Душинская Галина Викторовна спросила его: «Иван Гаврилович, а как же вы?» «А мы остаемся на верную гибель», — и продолжал решать множество неотложных дел, которые легли на его плечи.
Наспех из партийно-советского актива Приморско-Ахтарского района создаётся Приморско-Ахтарский партизанский отряд. Его командир – председатель РК ВКП (б) Заборня Трофим Михайлович, комиссар – председатель Приморско-Ахтарского райисполкома Мацокин Иван Гаврилович.

В условиях секретности в плавнях, на небольшом пятачке земли, создаётся партизанская база – склад оружия, продовольствия и одежды.
Сын председателя колхоза Сапьяна Ивана Трофимовича – Алексей, шофёр, вернувшийся с фронта по ранению, тайно ночью вывозит на базу оружие, продовольствие. Помещения нет, участок земли под базой условно сухой, в глубь на штык лопаты – вода. На воде помещение не построишь. Вокруг этой базы – гнилая болотная вода и камыш, мириады комаров и мошкары, которые занимали всё воздушное пространство так, что невозможно было дышать. Удушающий воздух, отсутствие питьевой воды, а с наступлением осени – дожди и холода.
В плавнях, где располагался партизанский отряд, не было никаких условий не только для борьбы с врагом, но и для самой жизни людей. Над партизанами кружили немецкие самолеты, с высоты полета которых было видно даже птичьи гнёзда.
Когда немцам стало известно о созданном партизанском отряде, немецкий гарнизон вместе с многочисленными полицаями и их пособниками решили уничтожить партизан. Они организовали карательный отряд, который состоял из двух эшелонов: впереди полицаи, а за ними немцы. Комендант находился на катере. Партизаны, заметив немцев, дали бой, нападающие спаслись бегством. Второй эшелон (немцы) оказался впереди, а их своими спинами прикрывали полицаи.

С наступлением осенних дождей люди мoкли, одежда и обувь были мокрыми, обогреться и обсушиться было негде. Люди стали болеть, не выдержав тяжелейших условий. В отряде нашлись люди, которые, спасая свою жизнь, вышли к немцам и выдали базу, предав товарищей и став сотрудничать с немцами.
Одного я помню. Это Доценко. Он вышел к немцам и стал им служить. После освобождения района от оккупантов его судили, он 10 лет отсидел в тюрьме, а с приходом к власти Ельцина был реабилитирован, даже получил льготы и квартиру в Краснодаре.

В этот же период была реабилитирована и регистратор немецкой комендатуры Нина Панасенко, верой и правдой служившая фашистам, регистрируя жителей станицы: кого в список на поощрение, а кого из советских людей на уничтожение.
В числе предателей оказался и третий секретарь РК ВКП(б). Его судил трибунал. Во время судебного процесса он смог выброситься из окна и умер.
Оказавшийся предателем житель хутора Садки, бригадир рыбколхоза имени Чапаева Байдала, успел укрыться на Украине.




Когда была выдана и уничтожена база, и партизаны лишились оружия и продовольствия, немцы решили их сжечь. Они подожгли камыш, чтобы с помощью пламени и дыма их уничтожить.
Условия оказались несовместимыми с жизнью: абсолютный голод, отсутствие питьевой воды, повальные простудные заболевания, постоянная травля немцев, перенапряжение нервной системы, истощение.
В своей книге «Зов земли» Николай Петрович Влезков, хорошо знающий свой район, пишет: «В плавнях, где располагался партизанский отряд, не было никаких условий не только для борьбы с врагом, но и для самой жизни людей».

В сложившихся условиях командованием отряда было принято единственно возможное в той ситуации решение: мелкими группами в два-три человека выходить в населенные пункты, передохнуть и переходить линию фронта. Раньше других покинули партизанский отряд Дроздов Николай Васильевич (директор моторно-рыболовецкой станции (МРС) и Глущенко Иван Егорович (председатель рыбколхоза «Октябрь»). Они нашли укрытие у одного из жителей хутора, где находились до прихода нашей армии. В личной беседе с ними я узнала об условиях, в которых находились партизаны, условиях, несовместимых с жизнью.

Николай Петрович Влезков в своей книге «Зов земли» в главе «Несмываемое пятно» пишет: «Глубокой осенью 1942 года в хуторе Ульяновском наша семья была разбужена оружейными выстрелами. А утром стало известно, что полицай нашего хутора Сигляр Иван с полицаями Дроздовым и Погореловым, с помощью еще пятерых помощников схватили двух партизан». Партизаны отстреливались. Силы были неравные. Истощенные, измученные, больные, промокшие насквозь и замерзшие от рано грянувших морозов, партизаны упорно сопротивлялись, но откормленным, здоровым полицаям удалось схватить раненого в ногу комиссара Мацокина Ивана Гавриловича и заведующего районным земельным отделом Тимченко Павла Калиновича. Их избили до полусмерти и связанных доставили в Приморско-Ахтарскую немецкую комендатуру. Бывший красный партизан Гражданской войны Гришай из хутора Курчанка, находившийся в комендатуре за какую-то «провинность» перед немецкой властью, вспоминал: «Геройски держался Мацокин. Даже в камере было слышно, как он кричал немцам: «Все равно вам не сломить нашу Советскую власть!»

От голода, сердечной декомпенсации и ранения у комиссара Мацокина сильно отекли ноги. Снять сапоги с ног было невозможно – пришлось разрезать голенища. Всё его тело было покрыто болезненными фурункулами, рана на ноге кровоточила. Его вынуждены были повезти в больницу. Хорошо зная и уважая Ивана Гавриловича, медработники предложили ему устроить побег с укрытием, но И. Мацокин решил остаться со своими товарищами, поддерживая их морально и оставшись настоящим комиссаром. Поблагодарив, он сказал: «Умирать, так вместе!»

Каким был комиссар Мацокин? Ивана Гавриловича знали и уважали не только медработники, большим авторитетом он пользовался во всем районе. Его знали все. Родился он в станице Ольгинской 20 июня 1896 года в многодетной крестьянской семье. Окончил местную четырехклассную школу и пошел работать батраком, так как семья была бедная. Трудился до призыва в царскую армию. Когда началась первая мировая война, был направлен на русско-германский фронт, где отличался храбростью. Был ранен в бою.
После образования Красной Армии Иван Гаврилович переходит на сторону революции и народа. После окончания Харьковского военного артиллерийского училища командиром артиллерийской батареи сражается в рядах Красной Армии. Неоднократно за героизм награждался командованием. В 1919 году вступает в ряды ВКП (б).

Под натиском белых и поддерживающих их немцев батарея, в которой служил Иван Гаврилович, была разбита, командир ранен, армия отступала до Астрахани. В Астрахани армия была переформирована, и Иван Гаврилович был назначен командиром кавалерийского эскадрона. За боевые заслуги он имел наградное оружие, именные часы и кожаную куртку, в которой и погиб.
После демобилизации Иван Гаврилович навсегда остается военным человеком: дисциплинированным, подтянутым, исполнительным. Он направляется в Приморско-Ахтарский район и работает председателем Ольгинского, затем Степнянского станичных Советов, председателем райпотребсоюза, а в мае 1938 г. назначается председателем Приморско-Ахтарского райисполкома и остается им до конца своих дней.
В 1930-е годы Иван Гаврилович заканчивает комвуз – высшее коммунистическое учебное заведение.
Он был сильным и добрым, человеком честным, щедрым, широкой натуры – не мелочился, жил одной жизнью с народом, в его гуще, справедливо разрешал проблемы и ситуации, заботился о людях, любил детей, но за разгильдяйство мог строго спросить. На выборах за его кандидатуру проголосовало более 80% избирателей.

Дальнейшая судьба партизан – пытки, бесконечные допросы, продолжавшиеся иногда всю ночь, издевательства. Пыточная была в большом, специально оборудованном подвале соседнего с комендатурой дома. (Пыточная находилась в подвале дома по улице Ленина, № 61. Ныне в нем расположено МУП «Приморско-Ахтарский информационно-консультационный центр». Есть современные свидетельства, что в ночное время в подвале этого здания слышны голоса и стоны – «привидения», как характеризуют очевидцы).
Немцам, конечно, было известно, что в подполье были оставлены люди. Комиссар И.Г. Мацокин знал всех этих людей. Эти сведения были очень нужны немцам, и они могли получить их только от комиссара. Немцы приложили все силы, чтобы он назвал членов подполья, явки. Никакие пытки, издевательства, всевозможные меры физического воздействия результатов не дали. Комиссар выстоял, пытки не помогли. Тогда его стали уговаривать, предлагать жизнь в обмен на предательство. Отказался. Комиссар выстоял, никого не выдал, остался честным, до конца порядочным человеком.

После того, как по местному Приморско-Ахтарскому телевидению было показано моё выступление о Приморско-Ахтарском партизанском отряде, ко мне домой пришел житель города и рассказал о том, что во время немецкой оккупации он, будучи, подростком, за какую-то провинность был арестован и находился в одной камере с комиссаром Мацокиным. Своего ареста он очень испугался, плакал, ожидая расправы. Иван Гаврилович подошел к нему, стал успокаивать, говорил, что «за такую мелкую провинность не может быть страшного наказания и что его отпустят домой, а нас, партизан, расстреляют». Прошли годы, подросток стал мужчиной, но навсегда запомнил доброго человека, который в трудную минуту поддержал его, вселил веру в лучший исход в сложившейся ситуации.
Директор рыбозавода Ефименко Леонид Иудович за свою «работу» имел поощрения, в том числе и возможность ночевать дома, в семье. Партизан кормили родственники. Продукты, которые партизанам приносили, жена начальника полиции Плищаня – Анастасия Рудченко собирала в ведра и уносила домой кормить свиней, а партизаны опять мучились от голода.

31 декабря 1942 года Мацокина Ивана Гавриловича и его товарищей- партизан, их было 11 человек, вывезли за станицу к маяку на казнь. Их заставили раздеться и самим копать могилу. И здесь комиссар не потерял твердость духа и сказал товарищам: «Ну что ж, мужики, единственный раз поработаем только на себя. Так что работаем!» Затем к месту казни приехали немец-эсэсовец, начальник полиции Плишань, и началась казнь. Казнили зверски: в начале ранили разрывными пулями, причиняя мучительную боль, затем расстреливали. Ефименко сначала отвели в сторону, но потом тоже расстреляли, предательство ему не помогло.

И.Г. Мацокина расстреливали последним, зверски: несколько раз ранили разрывными пулями, причиняя мучительную боль, а затем расстреляли. Палачи надеялись, что он попросит оставить его в живых. Не дождались. Стоя на краю могилы, он бросил палачам: «Нашу страну и народ не победить, наши придут, наша власть вернется, а вы, подлецы, за все ответите!»
Вместе с комиссаром в этот день были расстреляны:
Кеда Михаил Миронович
Лаптев Максим Алексеевич
Найда Пётр Демьянович
Сапьян Иван Трофимович
Тимченко Павел Калинович
Бохан Максим Семенович
Ефименко Максим Иудович
Станкевич Евгений Степанович
Фамилии остальных партизан в этой группе мне неизвестны.
Вот что мне известно о судьбе остальных партизан. Командир партизанского отряда Заборня Трофим Михайлович, покинув плавни, вышел на территорию совхоза «Приазовский», скрывался в зарослях неубранной кукурузы. Его увидел подросток и сообщил полицаям. Там командир был схвачен и расстрелян. После освобождения района от оккупации он был похоронен в станице Приморско-Ахтарской в Братской могиле вместе с другими партизанами.
Другие партизаны были схвачены в районе станицы Гривенской Калининского района, там же были расстреляны. После освобождения района они тоже были перезахоронены в станице Приморско-Ахтарской на Братской площади в Братской партизанской могиле.
День расстрела партизан 31 декабря выбран для того, чтобы мстить их родным. Для всех нас этот праздник встречи Нового года стал траурным днём.

Полицай, расстрелявший Заборню Т.М., был найден, его судили в станице Приморско-Ахтарской. Решение суда: расстрел. Приговор был приведен в исполнение. Я присутствовала на этом судебном заседании.
Палачи, расстрелявшие партизан в станице Приморско-Ахтарской: начальник полиции Плишань, полицаи Лекторский, Писнярский, Рубан, который забрал одежду моего отца, носил его кожаную куртку, подаренную отцу командованием Красной армии в Гражданскую войну за героизм, как награду), Гамалий. Остальных фамилий не знаю. Плишань с семьёй вместе с немецким комендантом бежал и проживал на территории Западной Германии, получая от правительства приличное пособие за свою подлость.
Из полицаев хутора Ульяновского, схвативших и сдавших немцам комиссара Мацокина И.Г. и Тимченко П.К., к суду был привлечен только Иван Сигляр. Он после освобождения района от немцев прятался на чердаке у жительницы хутора, но был обнаружен и по решению суда отбывал тюремное наказание в течение десяти лет. После чего вернулся в хутор, но, по словам Николая Чикало, жители хутора забросали его камнями и изгнали из хутора. Люди, знавшие его, давали ему характеристику самую отвратительную. Он прекрасно дожил в хуторе Свободном как рядовой гражданин, в районной больнице поправлял свое драгоценное здоровье.

Необходимо отметить, что, несмотря на то, что немцы и полицаи установили жесткий контроль за лицами, которые приносили еду партизанам (требовали все паспортные данные, степень родства), находились патриоты, порядочные, бесстрашные люди. Комиссару оказывали помощь Беликова Зинаида Андреевна – альтруистка, сандружинница, активистка, Савченко Василий Поликарпович, потерявший на фронте руку, и его родная сестра, люди добрейшей души, советские патриоты.
Эти же патриоты и разыскали место расстрела и захоронения партизан и участвовали в перезахоронении погибших. Искренняя благодарность и низкий поклон честным и бесстрашным патриотам, которые с риском для жизни оказывали такую необходимую партизанам поддержку.
В своей книге «Зов земли» Н.П. Влезков пишет «Остается неизвестным, как наказаны истинные виновники гибели Приморско-Ахтарского партизанского отряда, подписавшие преступный приказ о размещении отряда в плавнях, в условиях, непригодных ни для борьбы с врагом, ни для существования человека».

По словам жены Т.М. Заборни, инициатором этого преступления был один из руководителей НКВД в Краснодарском крае Карлашов. Его поддержал Заборня Т.М. Мацокин И.Г. воевал в двух войнах, был командиром Красной армии и, будучи человеком умным и трезво оценивающим обстановку, категорически возражал против безумного решения дислоцировать партизанский отряд в степи-болоте. Заборня поддерживал решение краевых властей, ссылаясь на то, что в Гражданскую войну в плавнях скрывалась и действовала банда Рябоконя. Но это миф. Члены банды жили в станицах и хуторах, прилегающих к плавням, они были жителями этих населенных пунктов. Когда банду хотели схватить отряды НКВД, она моментально «растворялась» в своих домах. Жена партизана Федоренко Сергея, захваченного в станице Гривенской, Клавдия Ильинична, рассказывала мне, со слов своего мужа уже после оккупации, о том, что ещё в плавнях комиссар Мацокин гневно обвинял Заборню за поддержку такого решения, обвинял его в гибели лучших людей района – всего партизанского отряда.

Николай Петрович Влезков пишет в своей книге: «Вечная память партизанам Великой Отечественной войны, отдавшим свои жизни за свободу, честь и независимость своей Родины…» и «несмываемое пятно легло на хутор». Вернувшийся с фронта сын П.К. Тимченко – Иван, обратился в крайком КПСС с вопросом: «Почему было принято такое решение?» Ему ответили, что перед самым вступлением немцев на территорию края это решение было отменено, командирам Приморско-Ахтарского и Темрюкского отрядов было дано предписание остаться в подполье, а комиссарам взять командование на себя и вывести отряд в указанное место. Заборня Т.М. остаться в подполье побоялся, приказ не выполнил и погубил всех людей. Такое же объяснение дал мне и друг моего отца, сотрудник крайкома КПСС Безнощенко Василий Александрович, отыскавший нас после возвращения из эвакуации.

Правительственная награда была вручена не командиру, а комиссару партизанского отряда.
Иван Гаврилович Мацокин принял мученицкую смерть, но сохранил свое достоинство, стойкость и преданность своей стране и народу. 2-го сентября 1943 года приказом начальника Центрального штаба партизанского движения за доблесть и мужество, проявленные в партизанской борьбе против немецко-фашистских захватчиков, И.Г. Мацокин был награждён медалью «Партизану Отечественной войны 1 степени» посмертно. 20 июня 2014г., в день его рождения, в парке Победы, недалеко от Братской могилы партизан, был открыт бюст И.Г. Мацокину. Имя Ивана Гавриловича увековечено в мемориальных досках, памятниках, его именем названа одна из улиц города Приморско-Ахтарска, его имя упоминается в периодической печати и в книгах. В станице Степной, где И.Г. Мацокин дважды был председателем станичного Совета, станичники главную улицу Степной назвали его именем и установили памятник, на доме (хате), где жил Иван Гаврилович, установили в память о нем мемориальную доску. Партизан ВОВ Мацокин Иван Гаврилович стал бессмертным.
С момента тех трагических событий прошло 75 лет. По вине негодяев, издавших преступный приказ о дислокации партизанского отряда в степи-болоте, погибли лучшие люди нашего района, самые честные, настоящие патриоты своей Родины, до конца исполнившие данный приказ. Список погибших партизан мне известен. Но не все имена мне знакомы, не всех я знала.

Партизаны Приморско-Ахтарского отряда: Аветисов Владимир Никитович, Бохан Максим Семёнович (заведующий Приморско-Ахтарским райздравотделом), Василенко Лука Абрамович, Воеводин Пётр Бартулевич, Галясов Александр Васильевич (начальник Приморско-Ахтарского районного отдела НКВД), Глущенко Степан Семёнович, Горшкова Александра Савельевна (первый секретарь Приморско-Ахтарского районного комитета комсомола), Давыдик Пётр Иванович, Далбилов Иван Андреевич, Домбащенко Михаил Семёнович (начальник районного отделения милиции), Ефименко Леонид Иудович (директор Приморско-Ахтарского рыбозавода, предатель). Выяснилось, что он был «подсадной уткой» в камере партизан, Заборня Трофим Михайлович (первый секретарь Приморско-Ахтарского районного комитета ВКП (б). Заступил на эту должность за несколько месяцев до оккупации района немцами, командир партизанского отряда), Кеда Михаил Миронович (сотрудник бондарного завода), Козырев Никита Петрович (директор Степнянской машинно-тракторной станции, МТС), Кравченко Гавриил Андреевич, Лаптев Максим Алексеевич (рабочий), Лушпай Аврам Павлович (участник Гражданской войны), Мастепанов Иван Федорович, Мацокин Иван Гаврилович, комиссар, Найда Петр Демьянович (сотрудник бондарного завода), Пономаренко Иван Кириллович (председатель Степнянского станичного Совета, сын партизана Гражданской войны, казненного белогвардейцами), Сапян Иван Трофимович (председатель колхоза), Смоляк Виктор Корнеевич, Станкевич Евгений Степанович (главный инженер Приморско-Ахтарского рыбозавода), Стебловская Анна Ивановна (педагог, моя учительница, патриотка), Тимченко Павел Калинович (заведующий районным земельным отделом РайЗО), казак станицы Ольгинской, участник Гражданской войны), Тихоненко Александр Терентьевич, Токарев Михаил Васильевич, Федоренко Сергей Георгиевич (заведующий сберкассой), Шевченко Андрей Семенович, Хортик Григорий Григорьевич, Цыба Алексей Андреевич, Якшин Матвей Николаевич, Яцевич Нина Ивановна (сотрудница Приморско-Ахтарского райкома комсомола).
Необходимо сказать еще об одном человеке – секретаре Приморско-Ахтарского райисполкома Бутченко Льве Андреевиче. Это русский интеллигент, грамотный, добросовестный человек, много лет проработавший в райисполкоме. Никогда ни в каких партиях он не состоял. Добровольно остался в оккупированной немцами станице Приморско-Ахтарской. Жителями был избран старостой станицы. Л.А. Бутченко помогал всем попавшим в оккупацию советским людям, скрывал их от расправы полицаев. Со временем был в этом уличен и расстрелян немцами.

Эти имена не должны быть забыты потомками.
Напомню слова из книги Николая Петровича Влезкова «Зов земли»: «Вечная слава и вечная память партизанам, отдавшим свои жизни за честь и независимость нашей Родины в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками». В народе они навсегда останутся героями.
Несмотря на огромную силу фашистского нашествия, дух патриотов нашей малой Родины не был сломлен.
Приморско-Ахтарск, 23.07. 2017 г.
Из воспоминаний о своем отце — Иване Гавриловиче Мацокине его дочери, Почетного гражданина Приморско-Ахтарска Лидии Ивановны Мацокиной.


278 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Комментарии запрещены.