Образование станицы Приморско-Ахтарской

«Из казачьих поселков при Ахтарском лимане»
(Образование станицы Приморско-Ахтарской)

До настоящего времени ведутся споры о том, когда же возникли Ахтари. Попробуем в этом разобраться. В 1986г. Государственный Архив Краснодарского Края (ГАКК) издает «Основные административно -территориальные преобразования на Кубани (1793 – 1985г.г.)» , где на с. 264 напротив города Приморско-Ахтарска указана дата «1854 год,» и отмечается, что пос. Ахтарский был утвержден из казачьих хуторов при Ахтарском лимане. Дата отмечена звездочкой, которая означает, что этот населенный пункт «создан путем объединения в самостоятельный поселок из казачьих хуторов, образовавшихся в разное время на землях станичных юртов и указывается дата утверждения поселка».

Эта дата значится и в «Хронологии важнейшим событиям и законоположениям, имеющих отношение к истории Кубанской области и Кубанского казачьего войска». Екатеринодар, 1911г. Однако, есть документы доказывающие, что поселок возник раньше. Это рапорты А. Посполитаки и Фалькенгагена, написанные в мае – июне 1847 год. Долгое время я искал более ранние упоминания о поселке в отчетах рыболовных заводов Черномории. В отчете за 1823г. говорится, что имеются на Ахтарской косе три рыболовных завода, на которых работало 56 человек. Но ни о каком поселке не упоминается. А в исторической науке критериями определения даты основания поселения остаются следующие:

1) первое упоминание названия в письменном источнике;
2) время возникновения непрерывного населения;
3) проживание в поселении постоянного контингента населения.
Значит, данные 1823 года не отвечают этим критериям, как не отвечают данные из рапорта сыскного начальника Екатеринодарского округа от 31 марта 1846г. ст. Брюховецкой. Он докладывает, что на Ахтарской косе «рыболовных неводных и волокушных заводов – 16,
рыболовов – 2912, рыбачьих лодок – 16, рыболовных снастей на сумму 52500 рублей». Может он забыл указать о существовании поселка?
Сомнения пропали, когда в руки попалась «Карта земли войска Черноморского», составленная в мае 1846г. На карте показаны коса «Очуевская», лиман «Охтарский» и «Охтарское гирло» , есть дороги к косе, берущие свое начало из Екатеринодара, и из ст. Старонижестеблиевской, которые шли через современную ст. Степную и все.

На карте не показана дорога из Бриньковского поселка, ведущая к Ахтарской косе та, что шла вдоль Бейсугского лимана. Именно по ней в мае 1847 года на косу прибыли Посполитаки и Фалькенгаген. А ведь карта была военной, на которой обозначение дорог имело особо важное значение. Значит, эта дорога была второстепенной, в силу того, что в эту безлюдную местность, мало кто проникал без надобности. Только сборщики соли, рыбопромышленники и скупщики рыбы. Да морем иногда завозили хлеб и другие товары.

И еще одна интересная деталь, очень для нас важная. Предположим, что картографы забыли обозначить сам поселок, проявили небрежность, что мало вероятно. Тогда почему же на приморских косах Камышеватской, Долгой и Ейской отметили безымянные населенные пункты, просто на карте написали «поселок»? А между этими поселками обозначены дороги и расстояния в верстах? Все они в 1848 году утверждены как поселки Камышеватский, Долгий и г.Ейск. Скорее всего, в мае 1846 года на Ахтарской косе не было какого-либо значительного поселения, хотя имелись разбросанные по косе рыболовные заводы, со всеми своими хозяйственными и жилыми постройками.

Ведь в 1846 году на косе при 16-ти рыболовных заводах официально числилось почти три тысячи забродчиков. На самом деле их было значительно больше, т.к. безбилетных (не имеющих документов) скрывали, прятали от войскового правительства, потому что их не имели права нанимать на работу. Для всей этой массы рабочего люда при рыболовных заводах строились казармы. Но ведь и те, кто владел или управлял этими заводами, должны были иметь свое жилье (временное или постоянное). Таким образом, каждый из рыбозаводов постепенно обрастал жилыми и хозяйственными постройками. Постепенно образовался более или менее значительный массив построек, который обнаружили на косе Посполитаки и Фалькенгаген в 1847 году, и этот факт они зафиксировали в своих рапортах. Значит, 1847 год можно считать годом образования поселения на Ахтарской косе.

Почему же в дореволюционные справочники вошел год 1854, как год образования Приморско – Ахтарска? Ответ найти не сложно. В 1855 году образовывается первая в нашем районе станица -Бриньковская. При ее образовании, «для увеличения народонаселения», присоединяют все поселения, находившиеся в треугольнике от реки Сенгели до Ахтарской косы и поселок Бринков. В ГАКК сохранилась официальная переписка, которая велась с 1853 года и до того момента, когда Николай I в «25 день мая сего 1855 года, Высочайше соизволил утвердить» образование в Черномории еще одной станицы (первой в нашем районе) – станицы Бриньковской.

Как говорится в Рапорте Атамана Черноморского войска, 15.06.1853 года «в Ахтарском поселке проживало 20 семей (87 жителей), в их числе значились семьи: есаула Федор Чернявского, сотника Василия Мулявы, хорунжего Василия Гордиевского, урядников Иосифа Лагоды, Андрея Кедрана, Ивана Бондаренко» и еще 14 казачьих семей.
Однако к 1859 году население поселка уменьшается, остается всего 7 семей с 31 жителем. Что же произошло? Может быть последствия Крымской войны (1853 – 1856г.г.)? Ведь в 1855 году англо-французский флот дважды прорывался в Азовское море, обстреливал побережье, уничтожал рыболовные заводы и прибрежные поселки. Пострадал ли Ахтарский поселок? Неизвестно. Однако главная причина снижения численности населения, кроется в другом.
Не случайно А. Посполитаки поехал в мае 1847 года на Ахтарскую косу. Он с 1843 года был откупщиком Ачуевских рыболовных заводов, которые были собственностью войсковой казны.

В январе 1847 года он за бесценок берет на откуп (т.е. в аренду) все приморские рыболовные угодья. Значит, вести промысловый лов рыбы в Азовском море никто кроме него не имел права. А через три года прибирает к рукам и внутренние ловли (лиманы и реки) становится единоличным хозяином всех рыбных промыслов Черномории. Вполне понятна его политика, направленная на разорение рыбопромышленников, с последующей скупкой за бесценок их заводов. «До введения откупной системы в Черномории имелось 189 постоянных неводных и волокушных заводов, 50 крючных и 244 вентерные ставки (всего – 483).

К 1855 году осталось только 129 заводов, из которых 70 принадлежали лично Посполитаки».
И свое единоличное право Посполитаки подкреплял целым рядом мероприятий: устанавливал караулы на дорогах и запрещал вывоз рыбы. Запретил продавать рыбу иногородним, а они были основными покупателями. Скупал рыбу по самой низкой цене и рассчитывался за нее не деньгами, а ненужными товарами по самой высокой цене и др. Когда против него велось следствие по жалобе казаков станицы Гривенской в то время она называлась (Новонижестеблиевской), и купцы Чайкин и Куценко показали против него, он «заарестовал выловленную ими рыбу с наложением штрафа с конфискацией всех их заводов, чем стеснил их до того, что они вынуждены дать подписку, что не имеют к нему претензий по рыболовству».

Вот почему Ахтарский поселок начинают покидать жители, основное занятие которых было рыболовство, это основная причина. Другая причина-Крымская война в ходе которой у жителей Ахтарского поселка возникли значительные затруднения. В 1855 году корабли противника вошли в Азовское море, они обстреливали прибрежные населенные пункты, высаживали десант, уничтожали запасы продовольствия. Ф.А. Щербина в своей «Истории Кубанского казачьего войска», писал о том, что противник гражданское население не обижал.

«Между тем, как неприятель оставлял в покое местных жителей, собственные войска начали бесчинствовать в некоторых пунктах, для защиты которых они были посланы. Смотритель Ахтарской и Ачуевской кос есаул Чернявский 30 мая сообщил Кухаренко, что он удалил скот с Ахтарской косы внутрь Черномории, на случай движения неприятеля. Все имущество сложили на фуры, которые немедленно, при приближении неприятеля, будут двинуты во внутренние станицы. С этой стороны есаулом Чернявским были приняты все меры для ограждения интересов населения. Но те, кому была поручена защита от неприятеля жителей и их имущества начали своевольничать и бесчинствовать в домах. Исполняющий обязанности командира, хорунжий Губа, со своим братом и казаками, ночью 24 мая пошел по домам жителей Ахтарской косы, разбивал двери, таскал из домов мужей и жен. Рвал на них рубахи, причинил жестокие побои казачке Варваре Чуприной, мещанину Лекарскому и его жене, а жену урядника Белого взял в лагерь и продержал ее там до рассвета».

Чернявский просил Наказного Атамана заставить хорунжего Губу и порученную ему команду прекратить безобразия и расхищение имущества, иначе, писал он, «имущество нашими же казаками будет разграблено до вторжения еще неприятеля». Очень может быть, что есаул, попавший в подчинение к хорунжему, и сгустил несколько краски, но факт беспорядков в собственных войсках вряд ли подлежит сомнению.
В числе тех, кто покинул Ахтарский поселок в ходе войны, был и сотник Василий Мулява, переселившись в станицу Бриньковскую. В 1870 году он числится уже как войсковой старшина в отставке, ему уже 49 лет, имел: хутор, дом в станице, лавку, 12 упряжных лошадей, 10 рабочих волов, 130 коров, 25 голов крупного рогатого скота, 50 коз, 160 овец и 50 свиней. Как видим, это был очень зажиточный казак. Семья у него была большая: молодая жена Епистимия 32 лет и 6 человек детей -пять девочек Мария (14), Анна (1 Г), Екатерина (8), Александра (4), Вера (2) и наследник, сын – Дмитрий (4 года).

Деятельность Посполитаки шла вразрез с интересами не только рыбопромышленников, но и простых казаков. В ГАКК имеется дело «…О буйствах произведенных жителями Бриньковского поселка в заводах его превосходительства». Братья, отставной войсковой старшина Александр Посполитаки и Титулярный советник Дмитрий Посполитаки доносили, что 1 февраля 1852 года «неизвестно с какого поводу» казаки Бриньковского поселка под предводительством приказного казака Владимира Гордиенко побили атамана рыболовного завода Григория Заца и разогнали забродчиков. Они просили предать суду зачинщиков и принять меры к «отвращению подобных поступков» Бриньковских жителей.

После смерти А. Посполитаки в 1863г. право откупного содержания рыболовных вод перешла к его детям. В 1871 году земли в районе х. Ахтари обследует войсковой таксатор (оценщик земли) Серафинович и составляет «Таксационную записку о качестве земли и размерах наделов в станице предполагавшейся Ахтарской, Кубанской области» Как не вспомнить предсказания А. Посполитаки, сделанное в 1847 году: «На этом же месте…без всякого стеснения рыболовным заводам можно поселить 1000 душ мужеска пола станицу, которая судя по плодородию и обширности неисчислимых довольствий, никогда не может ни других стеснять, ни сама в строгих стеснениях находиться». Этим документом для будущей станицы Ахтарской была отведена земля в количестве около 1000 казачьих паев по 21,5 десятине Офицерам были выделены частновладельческие участки от балки Камянского на север, полосою к Бейсугскому лиману.
Согласно существовавших норм, земельные участки получили:
1) Сироты хорунжего Ступановского – 180 дес.
2) Титулярный советник Григорий Некоза – 180 дес.
3) Вдова сотника Алексея Некоза-Марина с детьми – 180 дес.
4) Хорунжий Иван Сопов –  180 дес.
5) Вдова хорунжего Александра Крепкого, Ксения с детьми – 180 дес.

6) Сотник М. Бельчанский – 180 дес.
7) Есаул Ф. Чернявский – 180 дес.
8) Вдова есаула Чернявского – Федора – 90 дес.

9) Войсковой старшина Василий Мулява – 270 дес.
10) Сотник Помазан – 180 дес.
11) Сотник Щербань –  180 дес.
12) Вдова хорунжего Гордиевского – 180 дес.
13) Вдова войскового старшины Помазана – 135 дес.
14) Вдова есаула Сердечного –  90 дес.
15) Вдова хорунжего Харченко – 90 дес.
16) Вдова есаула Щербине – 90 дес.
17) Вдова есаула Борода – 90 дес.
18) Вдова хорунжего Темченко –  90 дес.      

В 1881 г., через 10 лет после раздела земли в Кубанской области, в хуторе отстраивают молитвенный дом, который освещают во имя трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста. Был назначен причет, состоящий из священника и псаломщика. В 1883 году причет обращается в правительство области с просьбой «выделить церкви и причету земельный участок, т. к. этот причет и самую церковь общество Ахтарского хутора по бедности своей и малочисленности содержать не может». Однако им в этом было отказано, т. к. на момент проведения земельной реформы (1871г.) церкви и причета еще не было, а значит, земли не полагается.

И до начала 80-годов поселок влачил жалкое существование. Вот, что писал об этом войсковой старшина В. Изюмский в октябре 1873 года: «…в поселке прежде состояло на временном проживательстве около 10 казачьих семейств, которые есть жители ст. Бриньковской, в юрту которой они наделены землей и туда же они переселяются на постоянное место жительства; после сих казачьих семейств поселок состоит из иногородцев: ейских, темрюкских и екатеринодарских мещан (т.е. городских жителей – В.В.) и соседних войску губерний, временно зашедших сюда для рыболовства, но как рыболовство истощилось, то многие из них бросили поселок и повыезжали в места постоянного их жительства.

А в настоящем году с отдачею Ахтарской степи в аренду коннозаводчикам, все более состоятельные иногородцы, имевшие скотоводство или занимавшиеся хлебопашеством, так же как и первые оставили поселок. Остались иногородцы несостоятельные, ленивые к работе, и занимавшиеся ничтожным рыболовством или прасольством,  которые проживают здесь в ничтожных землянках и даже в балаганах. Эти жилища они бросают или ломают без ущерба для себя, когда им вздумается, или за 2-3 рубля передаются другим им подобным бродягам – переселенцам. Следовательно, такой поселок сам собою уничтожится, а если и будет существовать, то из нескольких семейств…»

Безрадостную картину нарисовал В. Изюминский, да оно понятно, очень уж ему хотелось получить причитающийся надел земли в 360 десятин на берегу Азовского моря, прямо там, где располагались его рыболовные заводы. В этом ему отказали, но сделали исключение, выделили землю рядом с хутором, с юго-восточной его стороны.
Здесь необходимо объяснить, что в 1870 – 1871 годах в Кубанской области проводится земельная реформа, в ходе которой впервые за всю историю Черноморского казачьего войска, все земли были разделены на паи. Казакам в нашем районе выделялось на пай по 21,5 лес, офицерам до есаула включительно по 180 дес, старшим офицерам по 360 дес. Подробнее об этом в разделе, посвященном землевладению и землепользованию.

Жизнь шла своим чередом, в России начался период Великих реформ, которые затронули все сферы жизни. Кубань не явилась исключением, начинается период бурного развития капитализма с характерным для него оживлением товарно – денежных отношений. Для Ахтарского хутора начинается период бурного развития, который можно объяснить следующими факторами:
1) Казаки стали меньше отвлекаться из своих хозяйств, так как в 1864 году оканчивается 47-летняя Кавказская война;
2) Получение всеми казаками паев, теперь при невозможности самому обрабатывать землю, ее можно было сдать в аренду;
3) В 1868 году в Кубанской области разрешают жить иногородним лицам (т. е. крестьянам и другим сословиям). К тому времени в России отменяют крепостное право, проводят земельную реформу, в ходе которой крестьяне получают такие земельные наделы, которые их прокормить не могли. Поэтому массы крестьян хлынули на Кубань, которая нуждалась в рабочих руках. Большая часть земель в нашем районе была еще не тронута плугом, тысячелетняя целина!
4) Прибрежное положение хутора, а значит более благоприятные условия для вывоза на мировой ранок произведенной продукции, в основном сельскохозяйственной. И это не смотря на то, что Ахтарская бухта и само Азовское море были мелководными.
5) Ахтари в конце XIX века становится одним из пунктов притока на Кубань сезонных рабочих, которые двигались тремя путями:
– морем – через Ейск, Темрюк, Тамань, Анапу и Ахтари;
– по железной дороге от Царицына и Ростова через станцию Тихорецкая;
– Пешком или на подводах.

В 1863 г. на Кубани иногородние составляли 2,7% населения, а в 1904г. более 50% (в т. ч. Более 90,6% русские). По закону от 29 апреля 1868 года им на Кубани предоставлялись следующие права:
– пользоваться общим с казаками выгоном для собственного их домашнего скота;
– учувствовать в станичных сборах наравне с казаками при обсуждении и решение дел, по существу, касающемуся до лиц невойскового сословия.
Обязанности иногородних:
– отбывать земскую повинность (подворную, постойную, исправление и содержание дорог, мостов, переправ);
– вносить в станичные доходы установленную плату за землю, которая будет находиться под усадьбой (посаженная плата);
– подчиняться станичной администрации и в тяжбах своих ведаться в станичном суде (с правом решать дела по маловажным проступкам и искам до 100 рублей).

К началу 70-х годов вся совокупность иногороднего населения разделились на две группы: имеющие недвижимость (оседлость) и не имеющие таковой.
В 1879г. в Ейском отделе проживало 11135 человек иногородцев которые разделялись по занятиям: а) земледельцы и овцеводы, арендующие земли войсковые, владельческие (т. е. частные в основном, офицерские) и станичных обществ; б) торговцы и прасолы и в) мастеровые и просто рабочие, – писал Т. Стефанов в своей работе «г. Ейск».
Хутор Ахтари с начала 80-х годов XIX века начинает стремительно расти, о чем красноречиво говорит следующая таблица:

К 1890 г. в хуторе проживало 3255 человек, в том числе 3159 человек иногородние. Хутор по-прежнему был причислен к ст. Бриньковской, он уже сравнялся с ней по численности населения, однако проблем с каждым годом становилось все больше. Таких поселений в Кубанской области практически не было. Надо было образовывать станичное общество и общественное самоуправление, но не было казачьего населения, точнее, его было катастрофически мало.

В январе 1879 года в поселке открывается поселковое правление, «однако отбывали повинности не более 20 душ», – жаловался помощник хуторского атамана Момот в июне 1891 г. Для эффективной работы администрации он считал необходимым иметь при поселковом правлении:
1) 4 конных для рассылки… по населенным местам юрта,
заключающимся в семи безымянных хуторов;
2) 4 взрослых человека «для соблюдения тишины и спокойствия»,
а так же для привода лиц полицейскими мерами;
3)4 десятских для вывода разных лиц;
4) два «летучих» для доставки пакетов со служебными бумагами в ст. Бриньковскую и ст. Ясенскую.

За неимением при поселковом правлении вышеупомянутых лиц, все бумаги экстренные и важные лежат без всякого движения. Лица, требующиеся для отправки по уголовным делам, не являются после нескольких даже вызовов, а в самом центре, где находятся четыре питейных заведения, постоянные бунты, драки и различные беспорядки.
Об этом же говорили и иногородние жители на своем сходе 24. 11. 1891 г. «…В поселке бывает слишком много рабочего люда, как на рыболовные промыслы, так ровно и на уборку хлеба, а между ними самая малая часть бывает действительно труженику, имеющие… непросроченные паспорта. Остальные большей частью сомнительные.

Поэтому развелось большое воровство и грабежи, распущенность буйств, так что по торговой площади (где самый центр питейных заведений) нельзя пройти не только порядочной женщине, но и мужчине, чтобы не быть оскорбленным каким – либо нахалом, вдобавок и беспаспортным…»

Иногородние просили:
1) не выдавать без соглашения схода иногородних разрешения на открытие питейных заведений. А водки продавалось действительно много – около 10 тыс. ведер (одно ведро=12,6л) в год на сумму около 60 тыс. рублей (6 руб. за ведро).
2)Сход иногородних просил разрешения войскового начальства организовать свое самоуправление (т. е. из числа иногородних) и выбрать старосту из своей среды.

Атаман Темрюкского отдела в июле 1891 г. отдает распоряжение Бриньковскому станичному атаману навести порядок в хуторе. На что тот отвечает, «что мною приняты меры…недельно в х. Ахтарский в помощь полиции от вверенной мне станицы направляются по 3 казака, кроме того предписано Ахтарскому поселковому атаману о назначении по очереди из казаков пос. Ахтарского отбывать повинности…чего…достаточно для…местной полиции».

Войсковое начальство очень беспокоило такое положение дел в хуторе и в сентябре 1891 г. атаман Темрюкского отдела писал Войсковому правительству: «Предложение об образовании в Ахтарях крестьянского селения, совершенно оставить, т. к. опыт учреждения подобных поселений в войске, приведет к наплыву резкого рода искателей легкой наживы, нескончаемой войне с войском и казаками за право пользоваться землею и свободным ловом рыбы» (а это были привилегии казачеству, даваемые ему за службу).
1) Увеличить «казачий элемент» в хуторе, чтобы образовалась довольно сильная казачья община, способная водворить и поддержать должный порядок. Для выполнения этой цели:
– причислить в Ахтари всех казаков ст. Бриньковской, самовольно поселившихся в хуторе;
вызвать добровольцев из ст. Бриньковской и х. Добровольного с тем, чтобы они перешли на место жительство в х. Ахтари и обеспечить их всех землею;
выселить скорее из ст. Васюринской необходимое количество семей, по количеству земель дополнительного надела; – отдать хутору смежный с ним участок войсковой земли и начислить казаков, нуждающихся в земле, из других станиц Кубанской области, обязав их поселиться в самом хуторе;
– оказать переселяющимся пособие деньгами и натурою (подводы для перевозки имущества, даровой отпуск стройматериалов, хлеба в зерне для обсеменения полей и т. п.).
2) Образовав таким путем казачье поселение, численностью 200- 300 дворов, переименовать в станицу. Атамана желательно иметь из офицеров, которые смогли бы справляться с этой должностью в таких населенных пунктах, где иногороднее и притом промышленное население преобладает в численности над казаками. Иначе порядка не будет.
3) Выдворить полицейскими, а не судебными мерами из хутора всех иногородних, которые неправильно владеют там собственностью.
4) Ввиду прекращения вкоренившегося в поселке зла -самовольного захвата казаками и продажа иногородним плановых мест -выселить навсегда виноватых, не щадя конечно и лиц привилегированного сословия (т. е. офицеров) которые торгуют казачьими интересами, а вводят в соблазн и простых казаков.

Таким образом, иногородним было отказано в образовании своего самоуправления, а они составляли 97% жителей хутора. В 1891 году в хуторе имелось:
– торговых лавок, магазинов – 20
– питейных заведений – 6
– трактиров, постоялых дворов – 1
– ветряных мельниц – 10
– заводов рыболовных – 5
– заводов рыбоспетных – 5
– бондарных заводов – 2
– кирпичный завод – 1

И все эти торгово-промышленные заведения принадлежали иногородним!
С 1891 год по 1900 г. в хутор организуется переселение казаков из станиц Марьянской, Васюринской, Курчанской. Вот так росло казачье население хутора:
1) До 1891 г. в хуторе было 18 казачьих и 21 семейство штаб и обер – офицеров (т. е. старших и младших офицеров);
2) 1891 г. из ст. Марьянской переселяется 35 семей. Однако жить в самом хуторе они не захотели, хотя этого желало войсковое начальство. Они поселились в 8 верстах, основав хутор, получивший название Новомарьянский. Им были выделены земельные наделы по 21 1/2 дес. на каждую мужскую душу с 17-летнего возраста;
3) 1892 г. Из ст. Васюринской переселилось 100 семей на тех же условиях, поселились они в самом хуторе;
4) 1896 г. из ст. Марьянской переселилось еще 48 казачьи семейств на тех же условиях, обосновались они в хуторе Ахтари;
5) 1897 – 1898 г. г. еще 20 семей из ст. Марьянской переселяются в Ахтари, на тех же условиях;
6) 1900 г. переселилось 18 семей из ст. Курчанской.
Сформировав казачью общину на хуторе, в 1900 г. его изымают из ведения ст. Бриньковской и образовывают самостоятельную станицу, получившую название Приморско – Ахтарская.


453 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Комментарии запрещены.