Мусиенко Александр Александрович

 
Мусиенко Александр Александрович
А голос так дивно звучал

Лайнер пробежал по взлетной полосе, оторвался от нее, взмыл в небо и взял курс в сторону туманного Альбиона. Через четыре часа он приземлился в лондонском аэропорту. Погода традиционная: дождь, туман, слякоть. Но в противоположность погоде театральная публика Англии в очередной раз тепло встретила Ростовский оперный театр. Не только встретила, но и давно ждала. По городу задолго до гастролей театра расклеены красивые афиши. На черном фоне вверху белым готическим шрифтом написано «Травиата», а ниже в ярких костюмах Виолетта, Альфред и доктор Гренвиль. Доктор Гренвиль – это Мусиенко Александр Александрович, солист оперного театра, заслуженный артист РФ и наш земляк.
Думаю, всякий, услышав историю жизни Александра Александровича, подумает:«Как же непредсказуема наша жизнь! Какие виражи она совершает порой!» А еще придет мысль: как важно однажды понять, что, возможно, наступил самый ответственный момент в жизни и нужно, не затягивая, принять решение и смело и упорно идти уже по новому пути.
Именно так было у Мусиенко. Мог ли он, обыкновенный мальчишка, а потом юноша из рабочей семьи, мечтать о карьере оперного певца? Впрочем, мечтать мог, но сначала реально его жизненный путь вырисовывался совсем иным, далеким от искусства, хотя в роду Мусиенко все хорошо пели. Заслышав прекрасное, слаженное пение а капелла, соседи и сейчас с восхищением говорят: «Мусиенко поют!»
В общем хоре слышался сначала детский голосок, потом юношеский басок. Это подпевал Саша. Он любил, когда в их доме собирались родственники, гости и пели. Да и кто же на Кубани не любит петь!
В 1986 году Саша окончил школу с мечтой стать историком. Любил он этот предмет. Как правило, любовь или нелюбовь к школьному предмету во многом зависит от личных качеств учителя. А у Саши была учителем истории и классным руководителем Лилия Николаевна Тумина, прекрасный педагог. Она готовила Сашу в вуз на исторический факультет. Но кафедру истории закрыли, и с мечтой быть историком пришлось расстаться.
Что дальше? А дальше Саша пошел работать на рыбообрабатывающий комплекс, где почти семь лет был учеником оператора холодильных установок, потом работал в консервном цехе. Однако надо было получить профессию, и Саша поехал учиться в город Ейск на оператора котельных установок. Закончил курсы, вернулся домой. Его уже хотели поставить на должность теплотехника. Но, если честно, душа к этой работе не лежала.
И вновь поиски своего жизненного пути. А может быть, его призвание – медицина? Саша стал готовиться в мединститут. Обложился специальной литературой, читал, конспектировал. Возможно, и стал бы врачом, если бы не новый поворот судьбы.
Однажды его с другом пригласили в хор клуба рыбколхоза «Заветы Ленина». «Свободного времени после работы много. Почему бы и не петь?» – подумал Саша. Хормейстер прослушал его и посоветовал пойти в музыкальную школу. А там юношу порекомендовали вокалистке Александре Григорьевне Козюпе, которая сыграла огромную роль в его жизни. Прослушала она Сашу и поняла: перед ней самородок, только требует он шлифовки и огранки. Она предложила ему ехать в Краснодар в музыкальное училище. Там тоже прослушали – голос есть, но сырой, с ним надо было много работать. Ведь Саша не знал даже нотной грамоты.
Вернулся юноша домой и опять пошел к Александре Григорьевне.
Его настойчивость покорила ее, и она взялась готовить Сашу, Два раза в неделю он приходил в колхозный клуб – дома у него не было инструмента – занимался, занимался, занимался. За год Александра Григорьевна дала ему начальное музыкальное образование по вокалу, музыкальной грамоте и вновь направила в Краснодар.
Теперь Александра приняли в училище им. Римского-Корсакова. А было ему уже 24 года!
Попал он к опытному педагогу по вокалу, в прошлом оперной певице Алле Николаевне Третьяковой. Она не только работала над голосом Александра, но и дала ему общее музыкальное образование: давала специальную литературу, рассказывала об оперных театрах, великих певцах русских и зарубежных.
Через год Александр был настолько подготовлен, что поехал поступать в консерваторию в Ленинград.
Экзамены по специальности он сдал успешно. Осталось сочинение по литературе на свободную тему. Накануне Александр прочел книгу о знаменитой певице Галине Вишневской и решил писать о ней. Но к концу приемных экзаменов у него возникла серьезная проблема: практически не было средств к существованию. Поэтому Александр решил написать сочинение на полторы страницы, чтобы оно не прошло по объему. Однако это не стало решающим аргументом, и он был принят в консерваторию.
Началась студенческая жизнь и, надо сказать, очень нелегкая. Родители особенно помогать не могли, а картошка и макароны без мяса и жиров вскоре стали поперек горла.
Александр возвращается в Краснодарское училище на 3-й курс и заканчивает его экстерном. Через год едет в консерваторию в Ростов-на-Дону. Ему уже 27 лет!
И на этот раз очень повезло Александру с преподавателем. Учил его великолепный педагог Владимир Сергеевич Экнадиосов, народный артист, лауреат Государственной премии Беларусь.
Александр был на первом курсе консерватории, когда его пригласили на постоянную работу в оперный театр. Первой оперой, где он пел партию доктора Гренвиля, была опера Верди «Травиата», а затем опера Пуччини «Богема». Так, с 1996 года началась его жизнь в искусстве – жизнь артиста, певца, солиста Ростовского музыкального театра.
Говоря о сценической деятельности Александра Александровича Мусиенко, нельзя не сказать о самом театре.
История Ростовского государственного музыкального театра уходит в XIX век. В 1869 году известный антрепренер Григорий Вальяно привез из Парижа в Ростов-на-Дону музыкальные произведения композитора Оффенбаха. С них и начал свое существование Ростовский театр оперетты. А в 1892 году другой антрепренер, Григорий Черкасов, создал оперный театр. Правда, он существовал недолго. Но гастроли выдающихся певцов, музыкантов, композиторов не прекращались.
Ростовская сцена слышала Федора Шаляпина и Сергея Рахманинова, Александра Скрябина и Леонида Собинова..
В 1931 году театр музыкальной комедии получил статус «Государственный».
В 1999 году в современном прекрасном здании из белого мрамора открылся Ростовский государственный музыкальный театр, объединивший оперу, балет, оперетту и мюзикл.
Несмотря на молодость оперного театра, в его репертуаре жемчужины русского и мирового искусства. Руководители театра не гонятся за авангардом. Но классический репертуар очень широк. Так, в него входит двухактное произведение – буффонада «Служанка-госпожа» итальянского композитора Перголезе, поставленное в Париже в 1752 году, едва ли не наиболее старинное из тех, что составляют репертуар театра сегодняшнего дня. А сейчас готовится к постановке опера советского композитора Дмитрия Шостаковича, написанная им в 1932 году, «Леди Макбет Мценского уезда» (во второй редакции «Катерина Измайлова»). Это очень сложная вещь, и идет она лишь в Москве и Петербурге. Теперь вот будет идти на сцене Ростовского театра. Жизнь показывает, что классические произведения по-прежнему востребованы и у нас, и за рубежом.
Александр Александрович задействован в большей части репертуара. В опере «Евгений Онегин» поет партию Гремина, в «Пиковой даме» – Сурина, в «Мадам Баттерфляй» – Бонзы, «Травиате» – Гренвиля, в «Кармен» – капитана Цуниги… У него басовые партии в «Богеме» и «Царской невесте».
Будет петь и в «Леди Макбет Мценского уезда».
Помимо оперы Мусиенко принимает большое участие в Камерной сцене, которая является центром просветительской деятельности театра, центром поиска новых форм общения со зрителем. Здесь идут камерные (небольшие) спектакли. В одном из них, в комической опере «Служанка-госпожа», у Александра Александровича партия доктора Уберто.
Мусиенко принимает участие в абонементных концертах: в «Вечерах при свечах», « Театральных встречах в гриме и без»…
Вокал – неотъемлемая часть сценической деятельности певца. В его репертуаре романсы и народные песни. Любимые романсы – «Гори, гори моя звезда», « Я о прошлом совсем не жалею», « Темно-вишневая шаль». А песни он поет и русские, и украинские, и кубанские. Да это и понятно: он слышал их с колыбели. Песни, романсы – кусочек жизни, считает Александр Александрович, каждое слово в них – золото, и он стремится выразить сложное в простом с присущим ему мастерством.
Жизнь в театре насыщенная, динамичная. Репетиции, спектакли, концерты. И нет здесь главного и второстепенного. Всего себя Александр Александрович подчинил одному – служению искусству, в чем бы оно ни проявлялось: в опере, концерте или в Новогоднем детском празднике.
Да-да, он неизменный Дед Мороз в новогодних театрализованных представлениях. Казалось бы, это занятие для начинающих актеров, но Александр Александрович не страдает «звездной болезнью».
Ему нравится быть с детьми. Их непосредственность, вера в чудеса, искренность чувств – для него неиссякаемый источник радости и оптимизма. Новогодние спектакли всегда приносят ему глубокое удовлетворение.
Помимо артистической деятельности Мусиенко ведет в консерватории класс вокала, или, как у них говорят, вокальный цех. Кроме того, Александр Александрович – член художественного совета, который прослушивает претендентов в оперный театр. А еще председатель профсоюзной организации. Так что свободного времени у него практически нет.
Особенно много времени занимают репетиции перед гастролями.
Ведь театр не замыкается рамками своего города. Он выезжает на гастроли по стране и за рубежом. Ростовский музыкальный театр входит пятерку лучших театров России. Именно он был выбран для участия в культурной программе в Арабских Эмиратах, в Катаре, на Азиатских спортивных играх. Ростовский театр стал первооткрывателем классической оперы на Ближнем Востоке. Как вспоминает Александр Александрович, у артистов вначале была некоторая напряженность: это же восток, строгие нравы, а тут европейские костюмы, откровение чувств…
Но все прошло хорошо. И зрители, и артисты остались довольны.
В 2001 году театр был приглашен в Германию. Три часа полета – и Франкфурт. Поразили ухоженность и чистота города, а также прием зрителей.
Оркестр и пять солистов – в их числе Александр Александрович – дали концерт в кирхе (церкви) XIII века. В программе произведения русских и советских композиторов. Такая программа выбрана не случайно, потому что публика собралась особенная: первая волна русских эмигрантов. Приехали они на концерт из многих стран Европы.
Меха, бриллианты, русская речь с акцентом и без, общительность, теплый прием – такой запомнилась нашим артистам эта встреча с прошлым России.
Англия. Артисты шутят, что там они уже как дома. В первый раз тоже было много впечатлений.
Очень своеобразным предстал Лондон. Высотных домов мало, в основном двух- и трехэтажные здания. Город чаще всего был в дымке тумана или сетке моросящего дождя. Казалось, вот-вот из него выплывет фигура Шерлока Холмса.
В первый приезд в Британское королевство привезли оперу «Мадам Баттерфляй». Гастроли проходили по всей Британии: Англии, Шотландии, Уэльсу, Ирландии. Длились они 28 дней и прошли с большим успехом. Открытие гастролей было в Лондоне на сцене Альберт – Холла, который находится под патронатом королевы.
Вспомнил Александр Александрович казус, происшедший после первого спектакля в Ирландии. Последний акт оперы закончился, занавес опустился и вновь поднялся – артисты вышли на поклон. В зале раздался свист и топот. Артисты в шоке, решили, что это провал. Импресарио второй раз пригласил на поклон – в зале то же самое. Тогда он объяснил зрителям, что в России восторг выражают не топотом и свистом, а аплодисментами и словом «браво». И когда артисты вышли третий раз, публика теперь уже аплодировала и кричала «браво».
Ростовский оперный театр пришелся по вкусу британской публике, и в 2007 году он был приглашен в пятый и, думается, не в последний раз.
Помимо понравившейся «Мадам Баттерфляй», на этот раз театр впервые привез оперы «Травиата» Верди и «Царская невеста» Римского-Корсакова. И вновь было волнение: как их примут? «Травиата» прошла успешно, но ведь это западное искусство. Русская же опера, унаследовав лучшие традиции западноевропейской оперы, пошла по самобытному, новаторскому пути. Русские композиторы создали музыкальную драматургию, углубив драматизм сюжетных линий, роль массовых сцен, многостороннюю характеристику действующих лиц, отразив национальный колорит.  -Будет ли русская опера понятна, интересна западному зрителю? («Царская невеста» шла в старинной церкви, перестроенной под театр.) Но опасения артистов были напрасными. Зрители приняли оперу с восторгом. После спектакля артисты слышали, как одна немолодая пара решила ехать в Россию, чтобы узнать русское искусство, о котором раньше имела лишь смутное представление.
Гастроли вновь проходили по всему Британскому королевству и, как все прошлые приезды, с большим успехом. В этот раз они продолжались почти два месяца. За это время у артистов был всего лишь один выходной. Первое и последнее представление по традиции проходило в Лондоне.
В конце пребывания в Англии, в последний день, артисты совершили прогулку по ночному Лондону. Кругом подсветки, море огней.
Представился случай лицезреть саму королеву. Она ехала в открытом экипаже в сопровождении эскорта королевской гвардии в традиционной экипировке. Ни шума, ни суеты, все просто и естественно.
Гастроли окончены, снова дома – в России, Ростове, в родном театре. Снова будни и праздники.
Будни для Александра Александровича – это репетиции, преподавательская деятельность и общественная работа. А праздники – это выступления, будь то дневные или вечерние спектакли, концерты. Рабочий день не менее десяти часов. Свободное время? Это редкие минуты, в которые Александр Александрович любит встречаться со своими друзьями. К их приходу он обязательно готовит что-нибудь вкусненькое. Да-да, не удивляйтесь! Он прекрасно готовит и умеет это делать с ранних лет. Свой первый борщ сварил в шестом классе. Особенно ему удается выпечка. Очень любит пирожки с ливером. Впрочем, больше любит видеть, как их уплетают друзья, нахваливая его кулинарное искусство.
Встречи в домашнем кругу, по словам мамы, проходят весело и интересно. Это и есть его отдых.
А еще отдых – летний отпуск, который Александр Александрович обычно проводит в родном городе, родном доме, с мамой Людмилой Алексеевной.
Грешно было бы не сказать о ней. Поразило, как она встретила меня, незнакомого человека. Приветливо, радушно. Я совсем не чувствовала ее сдержанности. Было ощущение, что мы знакомы много лет. Непосредственная, открытая, словоохотливая, она с блеском в глазах рассказывала и рассказывала о своем сыне. Еще мне пришлось по душе, что, несмотря на многие невзгоды, которые ей пришлось пережить, она не утратила оптимизма, жизнерадостности. Светлый она человек, добрый. А какое участие принимает в судьбе сына!
Не пропускает ни одной премьеры оперной труппы, обязательно бывает в конце года на заключительных концертах музыкального театра. «Как соскучусь, так и еду к Саше»,- говорит Людмила Алексеевна.
Надо сказать, что Александр Александрович унаследовал от своей матери много хорошего. И относится к ней тепло и нежно. У меня создалось впечатление, что у него нет от нее никаких тайн, что он не только сын, но и друг. А это, согласитесь, не часто бывает в жизни.
Чаще идет противостояние одного поколения другому. «Вы уже отстали от жизни. Вы живете прошлыми понятиями и представлениями. Вы не современны…» – разве нечто подобное не приходится слышать родителям? Не спорю, за молодыми мы, старшее поколение, уже не во всем успеваем, даже сотовый телефон не до конца осваиваем. Но ведь
чувства не притупились, наш жизненный опыт не утратил своей значимости. Разве родители не в состоянии понять и принять, разделить радость и тревогу своих детей?! Вот у Александра Александровича и Людмилы Алексеевны в этом отношении полное взаимопонимание.
Смотрю на фотографию, запечатлевшую их в театре после спектакля. Он еще в гриме, роскошном сценическом костюме Юпитера (только что прошел спектакль «Орфей в аду»), а Людмила Алексеевна в скромном черном свитерке, простая, провинциальная. Но в глазах матери и сына столько счастья и тепла, такое единение душ!
Людмила Алексеевна знает друзей сына, живет их успехами и заботами, радушно принимает у себя дома. А вообще, гостеприимство – общая черта матери и сына.
У Александра Александровича есть еще одно положительное качество: он помнит добро, сделанное ему. Приезжая в родной город, он обязательно приходит к своей первой наставнице, Александре Григорьевне Козюпе, вырастившей уже не одно поколение талантливых певцов. Кроме Александра Мусиенко, это Светлана Раскатова, стажировавшаяся в музыкальной академии в Италии, Татьяна Фильчакова, студентка Московской консерватории и солистка музыкального театра им. Немировича-Данченко в Москве. Владимир Немченко поет в Ростовском оперном театре, а Даша Кондратенко и Сергей Маньковский учатся в Ростовской консерватории.
У бывших учеников Александры Григорьевы стало доброй традицией собираться у нее на посиделки. Там однажды и родилась идея давать – конечно же, бесплатно! – концерты жителям города. Организацию их взял на себя Александр Александрович.
Я была на одном из них. Окинула взглядом зал: здесь были и интеллигенция города, и рабочие, и домохозяйки, были дети и молодежь. Многие с цветами. И ни одного свободного места!
Ранний вечер был по-летнему душен. Открытые двери не приносили прохлады. Но Александр вышел в строгом темном костюме, а Татьяна и Светлана в концертных длинных платьях. Простота, естественность в их поведении и вскоре установившийся контакт с залом. Чувствовалось, что для артистов не было разницы между сценой Дома юного творчества и сценой московского или областного театра, между малоискушенной публикой провинциального городка и поклонниками классического искусства больших городов. Это говорит не только о внутренней культуре, высокой требовательности к себе, но и о глубоком уважении к собравшимся в зале.
В программе концерта арии из опер, русские и итальянские песни.
Мягкий, бархатный бас Александра перемежался лирическим сопрано Татьяны Фильчаковой и Светланы Раскатовой.
Прошло два часа, но аплодисменты не смолкали, зрители не отпускали певцов. И не только потому, что представилась редкая возможность прикоснуться к высокому искусству, но и потому, что это была возможность слышать мастеров вокала вживую.

Поехать из глубинки в театр или концертный зал сейчас далеко не просто. А радио и телевидение давно забыло о своей просветительской миссии. Это в далеком прошлом были целые программы: передавали либретто опер, арии и музыкальные фрагменты из них. Шли циклы передач о великих певцах: Шаляпине, Собинове, Обуховой, Лисициане, Козловском, Лемешеве, Образцовой, Карузо, Марио дель Монако, Каллас… Жаль, что это ушло из нашей жизни. Но как ни душит сейчас попса, а люди все равно тянутся к настоящему искусству. И свидетельство тому всегда переполненный зал на концертах именитых земляков.
Дали благодарные ученики концерт и в честь юбилея своего учителя и наставника Александры Григорьевны Козюпы. Длился он целых три часа.
Я уже говорила о простоте и естественности поведения Александра Александровича на сцене. Такой он и дома. Он охотно согласился на нашу встречу. Беседа шла доверительно, без напряжения и затянувшихся пауз. Незаметно пролетел час, другой. Мне было интересно слушать его не только потому, что он рассказывал о себе, театре, друзьях, гастролях. Он еще человек с большим чувством юмора. Поэтому в конце нашей встречи я попросила его вспомнить какие-нибудь курьезы, которыми всегда богата жизнь артиста, театра.
Глаза Александра Александровича весело блеснули, и он припомнил несколько забавных случаев.
Один из них произошел на представлении оперы «Дон Кихот». После одной сцены занавес опустился. По авансцене должны были проехать Дон Кихот на своем Россенанте и Санчо Пансо на ослике.
Конь добросовестно процокал копытами и скрылся за кулисами, а ослик – такой уж у них норов – остановился посередине сцены и ни с места. Бедный Санчо и тянул его за поводок, и толкал сзади – ослик ни в какую! А тут уже надо давать занавес: спектакль-то продолжается!
Что делать? Зал веселится. Надо искать выход из создавшегося положения. Наконец кто-то сообразил и протянул Санчо из-за занавеса морковку. Увидев ее, ослик засеменил за лакомством. С тех пор у Санчо всегда про запас спасительная морковка.
Другой курьез был в опере «Евгений Онегин». День был знойный. Вентиляторы натужно гоняли горячий возда. Онегин, спев арию, удалился за кулисы, сбросил фрак и, пользуясь паузой, присел за шахматы. Только углубился в игру, ан уже время его выхода. Он вылетает на сцену, начинает петь, а зал хохочет. Герой по ходу действия поворачивается спиной к залу – новый взрыв смеха. Оказывается, Онегин впопыхах забыл надеть фрак и выскочил на сцену в манишке, которая на голой спине была завязана тесемочками.
И еще один эпизод припомнил Александр Александрович. Это уже было в опере «Пиковая дама».
Идет заключительная сцена. По сюжету, проиграв казенные деньги, Герман, чтобы спасти свою честь, должен застрелиться. Он нажимает на курок и, умирающий, падает на пол со словами: «Князь, князь (пауза) Лиза, прости меня…» Но выстрела нет? Его должен был произвести за сценой помощник сценического режиссера. Герман повторяет фразу, вновь нажимает курок – выстрела опять нет! Растерянный герой в третий раз произносит: «Лиза, прости меня.» Помреж, понимая, что выстрел должен-таки прозвучать, хватает палку и изо всех сил ударяет ею … вместо стола по пальцам сценического рабочего, который в этот момент оперся о стол. Виртуозный трехэтажный нецензурный вопль потряс сцену и зал. Оркестранты попадали на пюпитры. Хористы, стоявшие на сцене, трясясь от смеха, не смогли произнести ни слова и отвернулись к заднику сцены. Зрители взорвались гомерическим смехом. Сколько бы это продолжалось – неизвестно, но – слава Богу! – кто-то догадался дать занавес. Не знаю, как было на сцене и в зале, но у меня от смеха текли слезы.
– Александр Александрович, да вам и перо в руки! Соберите такие курьезы и напишите. Вот книга будет! – предложила я, вытирая глаза.

– А что? Надо подумать! – озорно улыбнувшись, ответил Александр Александрович. На веселой волне мы и расстались.
Встретишься с такими людьми – и на душе легко, жить веселее и интереснее. Как будто на небе для тебя засияла радуга.

438 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Комментарии закрыты