Крепость Ахтар-Бахтар: мифы и реальность

История Приморско-Ахтарска уходит в древние времена. На этой земле побывали многие племена и народы. Однако, подлинных документов о нашей местности мало. Поэтому существующие публикации о нашей истории во многом противоречивы, как, например, о крепости Ахтар-Бахтар, об Ахтарском редуте, о посещении наших мест А. В. Суворовым.Существует мнение, что крепость Ахтар-Бахтар была построена в 16 веке. При Иване IV «Грозном» после присоединения к России Казани и Астрахани в середине 16 века на Кубань переселились из-за Волги татаро-ногайцы и образовали княжество Карив-Улус. Ногайцы вели борьбу с крымскими ханами за свою самостоятельность. По берегам Азовского моря они построили ряд крепостей. Самой крупной из них была Ахтар-Бахтар (предп. «крепость на море»). Через Ахтар-Бахтар в 16 – 18 вв. прошла не одна тысяча русских пленных, особенно девушек, проданных в рабство турецким и крымским феодалам. (Из истории Приморско-Ахтарска, опубликованной на сайтах города и района).

Другое мнение было у нашего земляка историка Дмитрия Семеновича Васильева. Он писал, что основными этническими группами населения Северо-Западной Кубани в 16–первой трети 18 вв. были адыги, частично крымские татары, ногайцы Малой Орды и беглые донские казаки–некрасовцы. Малая Ногайская Орда прибыла в Прикубанские степи Северного Причерноморья в 1658 году с нижней Волги, приняв подданство Турции и Крыма. Малоордынские ногайцы были кочевниками и никаких своих сел, городов и крепостей не возводили. Это решительно не подтверждается никакими источниками. И действительно у путешественника К. Ш. Пейсонель читаем: «Ногайцы – народ кочевой, они не имеют ни городов, ни сел, живут в войлочных кибитках, которые перевозят на телегах». И далее Васильев пишет, что крепость Ахтар–Бахтар не упоминается в трудах побывавших в 16 – 18 веках на побережье Азовского моря путешественников Э. Челеби, Феррака и Пейсонеля, давших подробнейшее описание существовавших здесь в ту пору турецких крепостей. Не знали крепость Ахтар–Бахтар замечательные историки-кубановеды Ф.А. Щербина, И. д. Попко, Е.Д. Фелицын, П.П. Короленко, И.И. Дмитриенко и др.

Согласно другому мнению, крепость Ахтар–Бахтар была построена в конце 17 века. Ф. В. Навозова «Краснодарский край», 1951 г. «Создание крепости Ахтар-Бахтар, вне всякого сомнения, относится к 17 веку. После «Азовского сидения» донских и запорожских казаков, захвативших крепость Азов в 1637 году и удерживающих ее до 1641 года турецкий султан двинул против казаков на Азов не менее 150 тысяч вооруженных бойцов, не считая вспомогательного персонала. С ними было 830 пушек, а на море перед Донскими гирлами встали до 300 турецких кораблей. Несмотря на эту мощнейшую группировку, через три месяца после начала осады турки были вынуждены уйти туда, откуда пришли. Опасаясь нового вторжения турецких полчищ, казаки в 1642 году покинули Азов, предварительно разрушив крепостные стены. Однако из своего поражения турки извлекли уроки, начав строить вдоль восточного побережья Азовского моря ряд укреплений, в том числе и Ахтар-Бахтар».

Историк В.Ф. Навозова утверждает, что крепость Ахтар–Бахтар была взята русскими войсками под командованием генерал-лейтенанта Дебриллия в 1739 году «30-тысячной армией, состоящей почти из одних казаков. Ногайцы бежали вглубь кубанских степей. Дальнейшему продвижению русских войск помешала сильная буря, во время которой вышедшее из берегов море залило крепость, отчего сильно пострадали русские войска».

Сергей Николаевич Шаповалов – кандидат исторических наук, преподаватель кафедры истории и культурологии Кубанского государственного университета, написал статьи: «Турецкие крепости на территории Кубани в 15–17 вв.» и «Строительство Османской крепости Ачуев на Азовском побережье в 17 веке».

Автор писал:«Азовские походы Петра I увенчались успешным занятием одноименной турецкой крепости. С взятием главного «бастиона» Османской империи в Северо-Восточном Причерноморье – крепости Азова – Российское государство получило долгожданный выход к южному морю. Потеря Азова для османов означала существенное ослабление их позиций в Азовском и Черноморском регионе, а также на Северном Кавказе. Создавалась опасность для турецких крепостей, расположенных на таманских землях. Территория Крымского ханства становилась доступной для вторжений донских казаков с моря. Кроме того, нарушалась азовская ветвь торговли Османской империи. Поэтому неудивительно, что фактически сразу же после утраты Азова османы приступили к строительству новой крепости для защиты своих владений на Азовском побережье. В османских, российских и европейских источниках крепость именовалась по-разному.

По данным П.П. Короленко, крепость получила наименование Ачуев. В турецком трактате, датируемом началом XVIII в., она обозначалась как Ачу, а в турецком источнике 1740 г. – Адчу или Адчуев. Шведский историк XVIII в. Иоганн Эрих Тунманн, написавший труд о Крымском ханстве, именует крепость замком Ачук, или Аш. Французский консул при дворе Османской империи и Крымского ханства Клод-Шарль Пейсонель в своем труде «Трактат о торговле на Черном море» придерживался наименования Ачу. В статье автор использует российское название крепости Ачуев. Место для возведения нового оборонительного сооружения турками было выбрано весьма удачно. В турецком источнике 1740 г. отмечалось, что крепость была расположена между обоими рукавами Кубани и морем. Один рукав Кубани впадал в Черное море, а другой – в Азовское. Земля между ними была похожа на высокий остров. Именно здесь и располагалась крепость Ачуев.

Подобное местоположение позволяло контролировать проход из Кубани в озеро Кызылташ, закрывая его для неприятеля, прежде всего донских казаков. Стратегическое значение озера заключалось в том, что через его горловину можно было свободно выходить в Черное море. Крепость Ачуев позволяла поддерживать коммуникационные связи с турецкими укреплениями на территории Тамани и Приазовья. Из турецкого трактата начала XVIII в. известно, что из Ачуева по сухопутной дороге можно было попасть в Темрюк. Весь путь занимал 16 часов. Для этого необходимо было преодолеть две речки. В некоторых местах они высыхали, и их можно было перейти без мостов. Однако на многих участках дороги использование мостов все же было необходимым. Сухопутное сообщение существовало и между крепостями Азов и Ачуев. По суше расстояние от Азова до Ачуева измерялось в 38 часах пути.

При этом сам путь был достаточно сложным. Путники должны были преодолеть р. Кубань и еще три речки. Для этого нужно было использовать несколько понтонов и мостов на сваях. Дорога из Ачуева в Азов была затруднительной для перевоза пушек и боеприпасов, прохода повозок с провиантом, а также тяжело обмундированных солдат. Подробности возводимого турками фортификационного сооружения стали известны российскому правительству из показаний вышедшего с кубанского края пленного запорожца Степана Ковалева. Крепость начали возводить весной 1697 г. при устье Черной Протоки, текущей из Кубани в Азовское море. На этом месте был выкопан земляной городок с дубовым острогом и с пушками на раскатах. Крепость Ачуев располагалась в относительно удобном для обороны месте. Она была доступна для вторжения вражеских войск лишь с моря. Со стороны суши подходы к крепости были надежно прикрыты топкими болотами и непроходимыми по плавням густыми камышами. Как отмечалось в турецком трактате начала XVIII в., под крепость невозможно было сделать подкопы, а мины не оказали бы благоприятного для осаждавших эффекта. Однако у крепости были и уязвимые места. В трактате отмечалось: «…в том случае, если бы крепость оказалась осажденной, то постоянное снабжение ее обеспечить невозможно…»

Кроме того, болота, окружавшие и защищавшие Ачуев, создавали для гарнизона и жителей проблему с источниками питьевой воды. В трактате открыто говорилось: «Где бы вы ни копали землю, в любом месте появляется горькая вода…» Как отмечалось ранее, крепость Ачуев была построена сразу же после захвата русской армией османского Азова. В относительно короткий срок турками был создан новый оборонительный рубеж, закрывавший для донских казаков и регулярной армии выход в Черное море. Крепость была окружена высокими деревянно-земляными стенами и рвами, наполненными водой. На бастионах, располагавшихся по углам укрепления, были установлены пушки. Болотистая местность, окружавшая крепость, делала ее практически неприступной с суши. Таким образом, крепость Ачуев была построена османами в XVII в. взамен Азова, потерянного в результате успешных походов русской армии. Она располагалась в стратегически важном месте, помогая закрывать проходы для донских казаков и русской регулярной армии в Черное море. Крепость обеспечивала коммуникационные связи с таманскими укреплениями и землями Османской империи».

В этих статьях совершенно нет упоминания о крепости Ахтар-Бахтар.
О событиях, связанных с нашей местностью в период русско-турецкой войны 1736 – 1739 гг., рассказывает Ф.А. Щербина в своей книге «История Кубанского казачьего войска»: «Калмыкам и русским предстояло осуществить довольно сложный план взятия Темрюка, Тамани и Ачуева, при одновременном нападении на эти крепости с моря и суши. Предложено было, что Дондук Омбо с калмыками и казаками перейдет на Мултанский остров и двинется оттуда к названным трем пунктам. В то же время от Азова пойдет часть казаков берегом, а часть флотилией, и все три отряда, долженствовавшие действовать совместно по одному плану, одновременно должны напасть на Ачуев, Темрюк и Тамань, чтобы соединенными силами с моря и суши овладеть этими турецкими крепостями. Но при осуществлении план этот оказался трудно исполнимым по своей сложности и, главное по отсутствию сколько-нибудь удобных проходов берегом вдоль моря. В конце августа флотилия под командою генерал-лейтенанта Дебриллия двинулась морем от Азова вдоль побережья, а вместе с нею следовал по берегу отряд казаков и калмыков в 1826 человек под командою наказного атамана Петра Еркаширы, подчиненного генералу Дебриллию. Еркашира с казаками и калмыками удачно переправились через р.р. Кагальник и Ею. На Долгой косе, где ныне станица Должанская, посланный Еркаширою казак Никифор Камышеватский нашел «на яру в лещадях» ордер Дебриллия, которым он приказал отрядить двести человек казаков, долженствовавших следовать у самого берега при флотилии. Тот же Никифор Камышеватский привез с урочища Кучук-татар, расположенного при Бейсугском заливе, другой ордер Дебриллия, полученный Еркаширою 5 сентября при устье р. Челбасы, а 7 сентября он имел личное свидание с генералом в названном урочище Кучук-татар.

Конный отряд, перейдя р.р. Челбас и Бейсуг, направлен был в урочище Актар-Бактар, надо полагать, в местность, где потом основан был Черноморскими казаками Ахтарский поселок или Ахтари. Вследствие полного незнакомства с местностью, Еркашира с конницею попал в «непроходимые заливы и соляныя озера и великия грязи». Напрасно Еркашира посылал казаков и калмыков в камыши и болота,- флотилии не могли найти. Только есаул Григорий Мартынов случайно нашел ордер генерала Дебриллия на берегу протока у большого городища; в ордере были указания, где найти Актар-Бактар. Конница нашла это урочище и при нем городище. Отсюда Дебриллий приказал отряду перебраться в лодках через громадный залив к морскому берегу. Привязавши лошадей к лодкам, казаки 15 сентября начали, благодаря попутному ветру переправу, и потеряли лишь 27 лошадей. Подойти, однако, к Ачуеву не позволила местность и переполнение водою рукава Кубани — Протоки. Посланные казаки и калмыки не могли также сыскать языка, а неприятель между тем заметил опасность и принял предосторожности».

В полночь на море произошел сильный шторм, который повторился на следующую ночь. Некоторые суда были выброшены на берег, боевые и прочие припасы оказались под водой. Это создало большую опасность для осаждающих русских войск. Генерал-лейтенант Дебриллий принял решение дальше к Темрюку и Тамани не идти, а возвратиться в Азов. Таким образом, в 1738 году на месте нашего города было городище, и ни о какой крепости речи не шло. Война закончилась Белградским миром 1739 года. Россия возвратила себе крепость Азов, но без права держать флот на Азовском и Черном морях. Приазовье, в том числе и территория нашего района, еще почти 40 лет оставались под турецким владычеством.
После окончания русско-турецкой войны 1768 – 91 гг. к России окончательно отходит правобережье Кубани. Царское правительство России переселяет на эти земли черноморских казаков (бывших запорожцев).

Войсковой атаман армии бригадир Захарий Алексеевич Чепега направляет на Кубань отряд во главе с войсковым есаулом Мокием Гуликом, которому поручалось осмотреть Тамань и Правобережье Кубани, в свое время обещанные Великим гетманом. М. Гулик доложил З.А. Чепеге о рекогносцировке и предоставил Ведомость осмотренных им земель, которая сохранилась до наших дней. Это первое топографическое описание Правобережья Кубани, выполненное казаками-черноморцами. Об этом пишет Ф.А. Щербина в «Истории Кубанского казачьего войска»: «…Но черноморцы уже имели представления о том, куда шли. Многие из них еще во времена существования Запорожской Сечи, ходили на рыбные промыслы по Азовскому морю и проникали на Кубань. А войско до своего выселения нарочито послало войскового есаула Мокия Гулика с командою для осмотра края. Из ведомости, представленной Гуликом 8 июля 1792 года, видно, что посланные казаки объехали край по тем границам, в пределах которых войско просило отвести «окрестности» Тамани, заезжая от некоторых пунктов и в стороны. Тем не менее, доставленные сведения и при этом условии имеют интерес. Ведомость Гулика, в сущности, представляет собою первую попытку статистического описания края.

…С другой стороны края, с севера по берегу Азовского моря, в описании упоминается Ейское укрепление, лежавшее в 4 верстах от устья р. Еи, с земляною крепостью, затем большая земляная крепость, называвшаяся Ханской, с ханским домом, и находившаяся вблизи гавани на конце Ейской косы, в 7 верстах от нынешнего города Ейска; далее редут Бринской в устьях р. Бейсуга, на месте нынешней Бриньковской станицы, и наконец, там, где теперь находится Ахтарская станица, редут Ахтар-Бахтар». Таким образом, на месте нашего города Гулик нашел редут. Не верить есаулу Гулику, мы не имеем права, ведь не случайно он был направлен с такой ответственной миссией на Кубань. Он должен был разбираться в топографии, географии, ну, и, конечно же, в военном деле, так что отличить развалины старого поселения от редута для него не составляло труда.
Моя версия строительства крепости Ахтар-Бахтар. Возможно, эта крепость была построена после того, как в 1738 году русские войска беспрепятственно прошли от Азова до Ачуева. Возможно, тогда турки решили сильнее укрепить Азовское побережье.

А теперь об Ахтарском редуте.
А.В. Суворов был назначен командующим Кубанским корпусом.. В крещенский сочельник 1778 года он прибыл в главный пост Кубанского корпуса – Копыл. Во время этого первого посещения Суворов пробыл на Кубани немногим более 3-х месяцев, но за это короткое время он успел не только осмотреть существующие укрепления, но и создать Кубанскую укрепленную линию.
Под его руководством по правому берегу реки Кубани от ее устьев до реки Лабы и далее к Ставрополью было сооружено пять мощных крепостей и 20 редутов, вырублены между ними заросли камыша. Кроме того, был построен ряд редутов на степных речках, составивших вторую линию укреплений. В них расположились гарнизоны русских войск, на которые была возложена охрана южной границы России.

В книге В. Соловьева «Суворов на Кубани» подробно описано строительство укреплений, приводится список укреплений и расстояния между ними, а также карта Кубанской кордонной линии. В. Соловьев при написании книги использовал различные исторические источники – вещественные, этнографические, фольклорные, письменные и др. Автор использовал не только документы, извлеченные им из архивов, но и в буквальном смысле слова прошел по следам Суворова. Используя старинные карты и планы, он изучал места пребывания Суворова на Кубани, дислокации его корпуса, искал остатки построенных им редутов и фельдшанцев, сопоставлял сохранившиеся планы военных укреплений с их еле видимыми остатками на местности.

Это позволило автору не только выявить все основные маршруты передвижения Суворова на Кубани, планы военных действий руководимого им корпуса, но и уточнить ряд исторических и географических названий. К сожалению, упоминания об Ахтарском редуте, о котором пишут некоторые источники, в этих исследованиях нет. В ЦВИГА (Центральный Государственный военно-исторический архив) сохранился подлинный документ, подписанный лично А.В. Суворовым: «Описание. Сколько на Кубани сделано укреплениев, и в каком один от другова расстоянии».

В этом документе указаны Керпильский и Бейсугский редуты на расстоянии 26 верст друг от друга. Также указано, что «между описанными постами обвещательные состоят от трех до пяти верст, а среди коммуникационных казачьи заставы». Так что можно предположить, что на месте крепости Ахтар-Бахтар могла быть казачья застава или обвещательный пост. Кроме регулярных русских войск на Кубани было четыре полка казаков. Казачьи полки в состав корпуса не входили, а были прикомандированы, и все довольствие получали не от корпуса, а от Войска Донского. На Кубани, как и везде, казаки несли дозорную службу, возили почту и охраняли коммуникационные линии.

Был ли А.В. Суворов на территории нашего района? На это прямых указаний нет. Однако сохранился рапорт фельдмаршалу П.А. Румянцеву от 28 января 1778 года, в котором Суворов доносил: «Я при вступлении в командование здешнего корпуса за первый долг себе поставил самолично обозреть положение сей земли». Теперь о названии нашего города. Оно возникло от названия урочища и крепости Ахтар-Бахтар. Название Бахтар со временем забылось, а Ахтар сохранилось. А название Ахтар-Бахтар возникло в связи с существовавшим здесь в более древние времена поселением, а именно с генуэзской крепостью Батиар.

В 1938 году Институтом истории Академии наук СССР были изданы «Исторические записки», в которых есть «Очерк по истории генуэзских поселений на Западном Кавказе в XIII – XV веках». Авторы Е.С. Зевакин и Н.А. Пенчко пишут, что настоящая работа написана в основном по генуэзским источникам. Зевакин и Пенчко пишут, что колония Бата (Батиар) расположена на берегу Азовского моря у бухты Октар. Возможно, название «Октар» происходит от «тюркского» Ахтиар, что означает Белый яр, т.е. крутой обрывистый берег. Берег Ахтарского залива в этом месте был действительно высоким, что видно и сейчас, и издали мог казаться почему-то белым.
Е. Свириденко, краевед.

1,124 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Комментарии закрыты